прочие разности
сайт александра о'карпова
вход -- песни -- тексты -- книга -- mp3




-- прочее

ХРОНОЛОГИЯ 32-го АВГУСТА
(некоторые отрывки, написанные Шуриком Карповым)

2001

10.01.01
среда

Конферансье Леонид снова вытаскивает Карпова попеть в какой-то санаторий в Сокольниках. За пять минут до выхода оказывается, что выступать надо прямо в столовой для больных (!), которые понятия не имеют об этом концерте!!! В итоге Карпов поёт для десятка пенсионеров и десятка беременных. Беременным понравилось вплоть до покупки кассет.


22.01.01
понедельник

Перенесённый день рождения ассоциации. Народу много. Все отмечают, что данный концерт оказался достаточно оригинальным и интересным по сравнению с последними сборными выступлениями ассоциантов. Идея концерта - презентация "Радио 32". Ведущие Щербина и Крупчанский. Каждый из ассоциантов представляет свою "рубрику" на этом самом радио. По впечатлениям зрителей, самыми неудачными из непесенных выступлений были репризы Тарвердян и Била-Антоноса. Карпов не сумел справиться с нежеланием петь и последовал опрометчивому совету - "А ты расскажи чего-нибудь", в результате чего растянул своё выступление аж на полчаса, но этого не заметил. Игорь Белый наделал кучу значков 32-го - членских и фанатских, а также, кружек с эмблемой ассоциации и несколько первых экземпляров "Диска Щастья", один из которых даже кто-то купил: Самого Карпова наиболее поразил конкурс караоке, когда каждый из публики мог выйти на сцену и, под аккомпанемент автора, спеть любую его песню!.. Кроме того, был разыгран один из "Дисков Щастья" по счастливому билету (на одном из проданных билетов вместо 22 января было написано 32 августа). Выигрыш выпал девушке, которая к тому времени уже выплюнула в свой билет жвачку и скомкала его до минимума.


13.02.01
вторник

Ярослав Косарев везёт Карпова и Авилова в поселок Новосиньково, где бардам предстоит петь в зале сельхозтехникума. Изначально уверяет, что придёт человек 500, в чём Карпов сильно сомневается, учитывая полуторачасовое расстояние до посёлка, будний день и время концерта - 13-45! Слава утверждает, что никаких Бивисов и Баттхедов среди зрителей не будет, ибо "все люди понимают, на что идут". В итоге, Авилов и Карпов, выйдя на сцену, оказываются перед лицом... 600 спартаковских фанатов!.. Человек двадцать не имевших к ним отношение, пытались слушать. Остальные шумели, били друг друга по головам, вставали и уходили на местные автобусы: В итоге друзья отпели полчаса, да и свалили в какой-то класс, где их неожиданно напоили пивом, а сами они пели ещё часа четыре для пяти школьников и организатора. Карпов был зол и свиреп, Авилов - напротив, отчего-то исполнился благости и на пару с Косаревым пытался уговорить Карпова, что, благодаря нам, хотя бы десять человек из 600 поняли, что такое песня. Карпов же вопил, что в таком случае нужно было звать педагогов, вроде Ланцберга, ("пусть пришлют Бегемота - он обаятельный!") - а сам он не нанимался играть роль просветителя крестьянских детей...


10.03.01
суббота

Карпов и Королёва поют в Иваново. Концерт проходит в зале библиотеки. Публика оказывается странной - из 80 человек нормальных живых слушателей - человек 10. По лицам остальных складывалось впечатление, что они вообще не понимают, куда попали: Организаторы позже признавались, что публика большей частью была незнакомой и, скорее всего, попала на концерт по объявлению в газете, данному впервые за их практику. После концерта, за стопкой водки, некий местный КСП-шный деятель по фамилии Кукин, стал учить Королёву выступать перед зрителями, и та, мило улыбаясь, кивала головой, с трудом сдерживая кипящую ярость.


14.03.01
среда

Концерт в ДК МГУ в рамках тамошних традиционных поэтических посиделок. Народу для поэтических посиделок было на удивление много - что-то в районе 100, причём, что приятно - много незнакомой публики. Королёва пела в нейтральном настроении, Городецкий, как обычно, грузил, Пучко то грузила то глумилась. Карпов же, выйдя на условную сцену, тут же под общий хохот зачмырил самого главного поэта в клубе (который пытался Карпова воспитывать), после чего тот с кислой миной так и сидел весь вечер, а Карпов читал всякую пургу и пел не более содержательные песни. Кассеты разошлись.

После концерта у метро встречали то Ллео Каганова, то О'Шеннона.


01-03.06.01
пятница - воскресенье

Казанский слет "Айша".
Ну, что мне рассказать вам про Айшу? По порядку.
Для всех, кто не в курсе, из 32-го был только я. Если считать знакомых, то был ещё и Данила. Это - что касается москвичей. Из казанцев был Семёнов, один, ибо, Маша опять на сносях (неугомонные!). Был Гольцман (он), Миша Кузьмин. Алла из ихнего "Перекрёстка". Ну, Середин... Майя, Шамиль, если кто их знает...

А в целом - картина такова:
В этом году фестиваль организовывал другой человек, тот, кто Айшу основывал, а последние несколько лет и не притрагивался к ней. Теперь он активизировался и, кроме Айши, устраивает и фестиваль на Кипре. "Особняк" и Кузьмин в этом не участвовали. Поэтому, 32-е Августа для организаторов было пустым звуком. За исключением того, что когда служба соцопроса слёта (!) проводила анкетирование по кострам, на вопрос "Кого бы вы хотели видеть на следующей Айше?" - ответ "32-е Августа" всё же звучал... Ко мне же неоднократно подходили люди и спрашивали, буду ли я выступать на концерте, и кто из 32-ого приехал? В особенности ждали Авилова. Раза три спрашивали Духа, в том числе по поводу кассет 32-го. Приходилось всех разочаровывать и говорить, что Духъ променял Айшу на Разгуляй, что вызывало неудовольство, в том числе Мустафина.

В числе участников (из замеченных мной) были все местные мэтры: Бикчентаев, Бальцер, Боков, Харисов, "Уленшпигель", а также, Козловский, Баранов, два мужика с Камчатки (фамилии забыл, простите!), Арчи, Кочетков (его я, правда, не видел, но говорят, был...). Из уст Бикчентаева, увидевшего меня, прозвучала фраза, расцененная мной, как комплимент: "Ну вот! Опять Айша! Там же! Тогда же! Всё те же знакомые лица!" Однако дальше было веселее...

Семёнов повёл меня знакомить с организатором и ведущим концерта. Простите, память на имена оставляет желать многого... Тот, узрев меня, сказал: "Так... Вы будете участвовать в концерте предпоследним. Времени очень мало - 10 участников по 3 песни". Я изумился и спросил: "А остальные кто?" Организатор: "Ну... Жюри было строгим... Отобрали только десятерых! А Андрей сказал, что вас можно не прослушивать..." (!!!) Тут Семёнов меня опередил и спросил: "А вы что, его в концерт лауреатов поставили?" Мужик удивился, но, сказал: "Хорошо, пусть он открывает концерт гостей." Так что я не успел брякнуть что-нибудь вроде: "Спасибо, что решили не прослушивать, а то мне в прошлом году в жюри и то сидеть не понравилось..."

Короче говоря, открыл я концерт. Проорал три песни. Народу было до фига, но не так много, как в предыдущих годах, так как в этот раз сделали фестиваль на полкилометра в сторону и не шибко рекламировали. Спел нормально. Народ подпевал, скандировал "Дублин", и "Мару!" (привет, Дима!), громко и возмущённо гудел, когда я слез со сцены. Были бы вы там, было бы и вам Щастье!

Позже, во время концерта, попытались мы с Семёновым пройти к сцене с тылу, пообщаться. Неожиданно, нас встретил милицейский кордон, реагировавший на фразы типа: "Да я выступающий! Да он предыдущие фестивали организовывал! Да я здесь в жюри был!" стандартным ответом: "Много вас здесь таких! Не положено!" И, даже когда мы, рискуя быть повязанными, докричались до Миши, стоявшего среди бардья, прыщавый милиционер, упиваясь властью, разрешил нам поговорить только поверх натянутой верёвки "волчатника"!..

Ночью сидел у костра и пытался петь. В итоге потерял голос.

Из приятных моментов:
1. Много приятных людей
2. Новое место удобнее.
3. Отсечено много ненужных хвостов.
4. Хороший звук.
5. Хорошая охрана.
6. Торговля продуктами и пивом до поздней ночи.

Из неприятных моментов:
1. Много неприятных людей, в том числе пьяных подростков и "бычья", блюющих и мочащихся средь бела дня среди поляны. Также кришнаитов, которые и сюда добрались...
2. Много комаров (впрочем, их и на старом месте было навалом) Но место - компактнее, поэтому и людей неприятных, и комаров было больше заметно.
3. Среди отсечённых хвостов, по-видимому, пропало много хороших людей, до которых информация о фестивале не дошла.
4. Звукач постоянно пытался подстраивать звук, из-за чего микрофон постоянно свистел на громком вокале.
5. Навязчивый милицейский сервис. Постоянное патрулирование костров заставляло машинально смолкать и напрягаться. В день отъезда днём я проснулся от стука в стойку палатки: "Откройте, милиция!". Пришедшие менты разъяснили, что они снимают патрули через час-два и потом не будут нести ответственность, когда нас придут убивать местные гопники. После этого, они приходили торопить нас каждые полчаса, и, в итоге, когда на поляне вообще остались только мы с Данилой + дамы, менты просто, чтобы поскорее избавиться от нашего общества, предложили подвезти нас до Зеленодольска на ...воронке. Мы влезли внутрь зарешеченного кузова и, сопровождаемые шуткой милиционера, захлопнувшего дверь с криком: "Всех на 15 суток!", доехали до вокзала. Но это, впрочем, уже относится, скорее к положительным моментам. Хотя, менты, прощаясь, стрельнули у Данилы полбутылки водки...
6. Жуткий срач на поляне на утро. Впрочем, так наверное, везде. К тому же, были слухи, что потом кто-то это всё должен был убрать...

Так что вот. Такая в этот раз была Айша!


17.06.01
воскресенье

Вот она отвратительная черта человеческой сущности! Стоит попасть на какой-нибудь хороший концерт или славно сработанный фестиваль, так потом вспомнишь его, порадуешься своей отдохнувшей душе, расскажешь друзьям, да и успокоишься. Но коли уж довелось стать свидетелем откровенно неудачного мероприятия, не угомонишься, пока не выложишь все свои отрицательные эмоции на публику. Что поделать - природа берёт своё! И можете меня за это критиковать, но я, всё же поделюсь впечатлениями от фестиваля, состоявшегося в минувшие выходные в городе Суздаль. Не претендую на полную объективность, однако, со спокойной совестью утверждаю, что выражаю мнение большого количества достойных людей, с кем данное событие обсуждалось кулуарно.

Начну по порядку. О предстоящем фестивале я узнал от своего друга - владимирского исполнителя Андрея Солодилова. Мероприятие посвящалось некой исторической годовщине, и, в частности, как кто-то пытался объяснить, двухсотлетию со дня смерти Суворова, случившемуся, правда, год назад. В программу праздника входил парад членов военно-исторического клуба и концерт авторской песни. Участники парада, одетые в форму пехотинцев образца 1812 года, гордо прошествовали через весь город, после чего, выйдя в поле, всласть постреляли из старинных ружей, здорово перепугав стадо коз. Затем, на то же поле приземлились четверо парашютистов, вызвавших немалый восторг публики. А доставивший их к месту прыжка "кукурузник" чуточку похулиганил, неожиданно пролетев над самыми головами зрителей, что побудило бравую пехоту жахнуть по нему холостым залпом. На этом, к величайшему сожалению, интересная часть праздника закончилась.

Концерт, официально именовавшийся "Фестивалем историко-патриотической песни", состоялся на поляне возле суздальского кремля. Несмотря на то, что мероприятие предполагалось достаточно долгим, никто из организаторов почему-то не позаботился о зрительских местах. В итоге, концерт лишился довольно большого числа потенциальных слушателей, не сумевших обрести уют на камнях и траве. На двух лотках велась торговля пивом, водой и закусками, при этом туалет отсутствовал как класс. В находившемся по соседству ресторане, предприимчивый швейцар попытался, было наладить платное посещение местного санузла, однако вскоре народ обнаружил чёрный ход, выводящий к вожделенной цели в обход швейцара.

Организатор концерта, г-н Якименко привёз из Москвы автобус бардов, среди которых мною были замечены Сергей Смирнов, Виктор Попов и Владимир Капгер. Последний, правда, помелькал на поляне и исчез. Более его никто не видел. Прошу прощенья, если кого не назвал в силу своей неосведомлённости. К слову сказать, и самого г-на Якименко, я ранее не имел чести знать, хотя, насколько мне разъяснили, личность он небезызвестная. Но разговор не о моих познаниях в области авторской песни.

Принять участие в концерте мог любой бард, в репертуаре которого имелись песни на историческую или патриотическую тему. Зацикленность организаторов в рамках этих двух направлений привела к тому, что для среднего слушателя действо вылилось в четырёхчасовое монотонное нудение о святой Руси, православии, берёзках и рябинах. Казалось, затянись концерт ещё на пару часов, и самый пробитый патриот превратился бы в убеждённого русофоба. Оригинальность отдельных номеров отнюдь не спасала положения, а наоборот вызывало раздражение. Согласитесь, когда в программе принимает участие гусляр, это интересно. Но когда он затягивает минут на пятнадцать былину об Илье Муромце, а за ней ещё одну, а потом выходит второй гусляр и продолжает тему - уже хочется выть от тоски. В какой-то момент на сцене появился мужичок в красной рубахе, картузе и штанах с лампасами в ладонь шириной и зычным голосом исполнил несколько песен, в том числе "Из-за острова на стрежень" под аккомпанемент синтезатора и контрабаса. Выяснилось, что господин этот родом из Суздаля, живёт теперь в Америке, где собственноручно построил церковь. Беда в том, что никто из непосредственных организаторов так и не увидел, что все эти номера как раз и могли придтись по вкусу разве что иностранному зрителю, поскольку в показном настрое выступавших было не больше патриотизма, чем в матрёшках, продающихся в Москве на Арбате. Были в концерте и просто никудышные исполнители, которым явно благоволили устроители мероприятия. Таким образом, на фоне всеобщей немощности выступавших, потерялись и те, кто в других условиях, обычно, не оставляет публику равнодушной. Да и у кого хватит сил четыре часа слушать песни на одну тему? Однако организаторы упорно стояли на своём. "Ну и что вы можете нам спеть? - осведомился у меня г-н Якименко. - Учтите, что песни должны быть только на историческую или патриотическую тему! А то зачем нам размениваться на всё остальное!" Вот уж действительно - чего там размениваться... Однако публику просто необходимо было взбодрить, что мы втроём, с Андреем Солодиловым и Александром Александровым и попытались сделать. Скажу объективно - у нас получилось. К сожалению, никто из последующих выступавших нашему примеру не последовал и продолжал усыплять зрителя.

Пикантность ситуации состояла и в наличии... жюри! Четверо или пятеро неопознанных представителей культурной жизни Суздаля отбирали участников второго концерта, который предполагалось провести на следующий день в местном ДК. Удостоились этой чести и мы, при этом, дама из жюри объявила нас, как "...трио в составе: Андрей Солодилов, а третью фамилию я не запомнила!.."

Концерт в ДК представлял собой ещё более жалкое зрелище. Не считая самих бардов и сопровождавших их лиц, зрителей насчитывалось от силы человек двадцать, и их число по ходу действия неумолимо убывало. Москвичи, отпев своё, уехали, и в итоге, в зале остался всего десяток слушателей. Владимирский бард Василий Зенин, выйдя на сцену, попытался разбавить болотную атмосферу, с совершенно серьёзным видом, спев песню вагонного нищего про "писаришку штабного". Зрители благодарно расслабились и впервые за всё время улыбнулись. Однако дама из жюри тут же выбежала на сцену и провозгласила: "Убедительная просьба ко всем участникам - петь только те песни, которые указало жюри!" В зале фразу встретили аплодисментами, и дама, с вымученной улыбкой вернулась за кулисы. Оставалось совершенно неясным, как жюри могло отбирать репертуар для программы, если большинство участников накануне исполняло всего по одной песне!..

Несмотря на то, что жюри дважды переписывало наши фамилии, стоило многих трудов разъяснить им, что мы с Александровым и Солодиловым не являем собой трио. В конце концов, Андрею выдали грамоту с надписью "Награждается Андрей Солодилов (и Владимир)"! Буква "и" была исправлена на "г.", а сверху подписано ручкой: "Александр Александров". Забравшись на сцену мы с чувством затянули песню на стихи Олега Григорьева "Сидел я в камере одиночке...". Дама из жюри в течение всей песни стояла за нашими спинами, держа в руках книжки, которые предполагалось вручать выступавшим. Едва мы закончили, она быстро впихнула книжки в наши руки и объявила следующего барда.

А ведь концерт можно было сделать куда более полноценным и интересным, если бы организаторы хоть на минуту задумались о зрителях, а не о своей железной концепции патриотизма. В итоге создалось впечатление, что всё мероприятие было затеяно лишь ради какой-то галочки в послужных списках устроителей или городских властей. Последним фактом подтверждения данной версии стали выдаваемые бардам призы. Однако это уже вызывало скорее улыбку, чем недоумение. И вправду, ну как объяснить, отчего участникам фестиваля авторской песни в городе Суздаль, вручили книги об истории можайских святынь!..


09.11.01
пятница

...довелось мне посетить славный город Волгоград. Оказался я там по приглашению местного ЦАПа в лице Аллы Герасимовой.
С трудом вытерпев одинокое 19-часовое безделье на боковой полке, я ступил на перрон, где немедленно угодил в объятия Аллы и Бориса Богданова - достойного человека, запомнившегося мне по прошлой Груше. Две милые девушки, Катя и Оля, тут же откололи подобие джиги. День прошёл в затянувшемся чае/кофе/водкопитии на квартире у Кати и её гостеприимных родителей. Вечером состоялось открытие детско-юношеского фестиваля, названного официально: "Фестивалем патриотической песни", поскольку, по словам организаторов, под это дело проще заручиться всяческой поддержкой властей. Открытие складывалось из вступительных речей, концерта-презентации кассеты Аллы, и второго отделения, состоявшего из выступления местного дуэта а-ля Никитины, председателя жюри (фамилии, как обычно, забыл), и меня - в качестве анонса завтрашнего концерта.

Несмотря на то, что с моим творчеством было знакомо, от силы человек 10, народ странным образом реагировал на определение "бард из Москвы". Мой выход предваряли удивительные эпитеты, вроде: "гвоздь программы фестиваля", "столичный автор" и т.д. А участникам конкурса рекомендовалось брать с меня пример и равняться на столичный уровень исполнения. В подобные моменты я сильно жалел, что не родился где-нибудь в Эвенкии.

Приняли меня нормально, однако было очевидно, что для многих мои песни оказались неожиданными. После, некая дама, войдя за кулисы, сказала (как я понял, имея в виду, скорее, положительные эмоции): "А я думала, что Александр Карпов - худой, в пиджаке и .интеллигентного вида!" (oi, mama!)

.Проснувшись после ночного застолья во вполне себе бодром настроении, я посвятил день бесконечному брожению по городу, в основном, в сопровождении Бориса. Были встречены обычные и несколько нелепые памятники и парфюмерный магазин "Кельт". Порадовал трамвай, в вечерние часы следующий до стадиона "Монолит", и водитель, оповещающий пассажиров о том, что: "До Монолита". (Кто не понял - произнесите это вслух).

Концерт происходил в самом маленьком зале в мире и напоминал квартирник. Однако публика была потрясающе внимательная - впечатление просто приятнейшее. Хотя, быть может, им было просто некуда деться? :) Однако, судя по тому, что во время антракта никто (или почти никто) не ушёл, всё получилось неплохо. Я был сам собой приятно удивлён, а такое не часто происходит.
Ночь состояла из благостной компании, доброго пива и трёх килограммов (sic!) гигантских раков! Спасибо за всё Боре Богданову! Надеюсь, что вскоре на моём сайте появятся фотосвидетельства.



Полная Хронология ТА "32-е Августа" приведена на
http://aug32.hole.ru/events.htm


1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
прочее --
вход --
песни --
тексты --
книга --
архив mp3 --
© Александр О'Карпов