тексты к чтению
сайт александра о'карпова
вход -- песни -- прочее -- книга -- mp3




-- тексты

АВТОСТОП ДЛЯ "ЧАЙНИКОВ"

Сегодня уже мало кого возможно удивить тем, что на попутных машинах можно добраться практически куда угодно и, причём, совершенно бесплатно. Число обывателей, никогда не слыхавших об автостопе, неуклонно сокращается. Большую роль в ликвидации информационного голода на данную тему, сыграли библиотечные труды известных автостопщиков. Но, тем не менее, далеко не каждый из прочитавших "Практику вольных путешествий" А. Кротова, решиться выйти на трассу с рюкзаком за плечами и поднять руку с оттопыренным большим пальцем навстречу потоку машин.

Большинство моих знакомых, практикующих автостоп, занимаются этим видом туризма "профессионально". Они легки на подъём, уверены в себе, обладают хорошо подвешенным языком и путешествуют чуть ли ни каждую неделю. Им ничего не стоит покидать вещи в рюкзак и уехать в Индию с такой лёгкостью, с какой их соседи ездят на дачные участки. Для них автостоп - это стиль жизни, а трасса - естественная среда обитания. Но каково обычному человеку, неискушённому в туризме, сорваться вдруг с насиженного места и отправиться за тридевять земель таким непривычным для него способом?

До своей первой поездки на попутках я весьма скептически относился к автостопу. Известно, что люди, не имеющие самостоятельного опыта, пребывают в распространённом заблуждении: "Да кто ж меня повезёт бесплатно?" Однако рассказы бывалых путешественников, да и случайно попавшее в руки первое издание книги А. Кротова, зародили в моей душе скромный интерес. В туризме я, конечно, полный "чайник". Палатку, допустим, поставить смогу, костёр разведу и обед приготовлю. Но чтобы куда-то вдаль с тяжеленным рюкзачищем переть... Увольте! Да я до того ни разу даже в электричке зайцем не проехал без того, чтобы на "контру" не нарваться. А тут - на попутках!.. И бесплатно! Бред! Не бывает такого.

Но наконец, подвернулся удачный момент убедиться во всём самому. Гад-начальник уволил меня с работы. Деньги ещё проедены не были. И вот, холодным утречком седьмого ноября 1995 года я выехал в Питер.
Логично было бы добраться до Кольцевой дороги в районе Речного Вокзала и встать на выезде из города. Но тормозить машины в такой близости от Москвы я не посмел и в итоге, решив несколько упростить себе жизнь, доехал на электричке до Клина. Выйдя из вагона, я направился к ближайшему РАФику, одиноко стоявшему на автобусной остановке, дабы уточнить местоположение трассы. "Зачем тебе трасса сдалась? - послышалось в ответ, - Вон, залезай да поехали. Пятьдесят баксов - и ты в Твери!" "Нет,.. спасибо. Я автостопом поеду," - неуверенно сказал я. "Ха! Да кто ж тебя бесплатно повезёт?!" - развеселился водила. Я пожал плечами и зашагал в сторону шоссе.

Такое начало изрядно поколебало мою самонадеянность. Но отступать было некуда, и я занял позицию на обочине, неуверенно размахивая руками перед носом у пролетающих грузовиков. То, что среди водителей легковушек настолько же часто встречаются бескорыстные люди, мне и в голову не приходило. К тому же, по глупости, для своего путешествия я выбрал выходной день, вследствие чего трасса была полупуста. Долго бы я ещё простоял столбом, если б утренний морозец не надоумил меня тормозить все автомобили подряд. И вот, первый "жигулёнок" приветливо вильнул к обочине, подмигивая мне своим красным "глазом".
Наученный опытом Кротова, я уже готовился выпалить знаменитое заклинание: "Здравствуйте! Можно ли с вами сколько-нибудь проехать по трассе?", как вдруг мною овладела полная растерянность. "Жигули" были изрядно загружены всякого рода дачным скарбом, а на заднем сидении, среди горы вещей, располагалась пожилая женщина с пуделем на руках. "С какой это радости им меня подвозить даром?.." - подумал я. Тем временем, мужчина, сидевший за рулём, вылез из машины и, обойдя вокруг неё открыл ключом дверцу с моей стороны.
- Вот зараза! - сказал он, улыбаясь. - Никак не починю дверь. Приходится снаружи открывать. Да вы садитесь!..
- Я, видите ли, - начал я. - по трассе... С вами... Можно?... У меня нет...
- Естественно можно! А что же я по вашему остановился-то? - перебил меня водитель. - И можно и нужно. Только вы уж извините. Мы с женой на дачу едем, так что далеко не увезём. Так, километров двадцать... А сами далече едете?
- В Питер. - признался я и зажмурился в ожидании града насмешек.
- Ну, к вечеру доедете! - заверил водитель без тени удивления. - А я вот ещё ни разу автостопщиков не подвозил. Расскажите что-нибудь о ваших путешествиях! Интересно всё-таки...

Проехав обещанные двадцать километров я распрощался со словоохотливыми пенсионерами и в бодром расположении духа остановил грузовик. За рулём ЗИЛа сидел детина неопределённого возраста и беседовал с похожим на него другим детиной. Ни один из них не сказал мне ни слова, не задал мне ни одного вопроса. Всю дорогу (ещё километров двадцать) они обсуждали какие-то колхозные проблемы, непрерывно матерясь и дымя "Примой". Для меня так и осталось загадкой: заметили ли они вообще, что меня подвозили.

Следующим транспортным средством на моём пути стал пустой автобус. Однако, затормозив возле меня, водитель открыл дверь салона, а не кабины. Решив было, что этот автобус - рейсовый, а меня приняли за пассажира с деньгами, я постучал в окошко кабины и сказал всю правду о себе. Шофёр не выказал ни единой эмоции, так же молча довёз меня до поворота на Тверь, где и высадил.
На объездной дороге я простоял около часа, жутко задубев от холода. Но удача всё же объявилась. На этот раз - в виде усатого армянина на белой "Волге". Поравнявшись со мной, он распахнул дверцу и сказал:
- Замэрз? Залызай!..

Дальше всё было слишком просто. Армянин ехал прямо в Питер. В начале десятого я уже спускался под землю на станции метро "Звёздная". Из отрицательных моментов в памяти остался лишь приступ остеохондроза, скрутивший меня, благодаря согбенному положению в машине, да эпизод, разыгравшийся в Псковской области. С полчаса наша "Волга" летела среди тянувшихся по обоим сторонам дремучих лесов, как вдруг мотор автомобиля зачихал, задёргался и затих. Машина прокатилась ещё сотню метров и замерла.
- Всё, Саща, - вынес армянин свой приговор. - Прыехалы. Бэнзын кончилса!..
Надо сказать, что причиной нашей остановки и вправду было отсутствие бензина, но произнесённая водителем трагическая фраза буквально лишила меня дара речи... Слава Богу, всё обошлось.
Что удивительно - первый автостопный опыт нисколько не убедил меня в реальности такового. Напротив, я твёрдо решил, что случившееся со мной есть простая случайность. Поэтому я достаточно долго не предпринимал более никаких попыток повторить подобное путешествие.

Очередной раз дух авантюризма проснулся во мне в Луховицах, перед посадкой в московский автобус. Накануне этого, "32-е Августа" посетило Зарайск, где выступало на концерте по поводу дня города. По дороге в Москву, я предложил своему другу Вадиму Васковскому доехать до Воскресенска, а там прямиком двинуться в сторону Владимира. Следует сказать, что мы с Вадимом однажды уже предпринимали попытку проехать автостопом с десяток километров с целью доказать самим себе, что нас и вдвоём могут подвезти. Учитывая нашу общую бородатость и двухметровый рост Васковского, сомнений насчёт успеха мероприятия было предостаточно. Однако, в тот раз нас довольно быстро подобрал ...поп, лихо правивший новенькой "Окой". Теперь же условия игры усложнялись. От нас требовалось:
а) Что бы нас подвезли вдвоём;
б) не случайные бескорыстные священники;
в) по второстепенным дорогам.

Ссыпавшись с автобуса в районе Воскресенска, мы довольно быстро добрались до Куровской, где на радостях решили ещё более повысить степень сложности задания и добавили четвёртый пункт условий:
г)...в нетрезвом состоянии.
Ещё раз напоминаю читателям, что всё написанное мною ни в коем случае нельзя рассматривать как руководство к действию! Совершенно необязательно подвергать себя излишнему риску, если ваша цель - как можно быстрее добраться до пункта назначения. Но в нашей ситуации имелось и одно смягчающее обстоятельство: мы попали под жуткий ливень и вымокли до нитки.
На полпути до Орехово-Зуева у моих ботинок отклеились подошвы, и я оставил их прямо на трассе...
Немногим дальше нас остановили сирийцы, пытавшиеся продать золото. Ни русского, ни английского языка они не знали, зато почему-то поговорили со мной по-польски.
Навороченный молодой человек, подвозивший нас до Петушков, подарил нам ...десять рублей. Стало очень стыдно; отказываться было нелепо, поэтому червонец был незамедлительно пропит.
От Петушков до Владимира мы ехали на такси. Бесплатно. Как только зелёный огонёк свернул к обочине, мы дружно замахали на водителя руками, показывая ему, чтобы проезжал мимо. Для пущей убедительности я демонстративно вывернул карманы. "Не слепой, - сказал таксист, открывая дверцу. - по вам за три километра видно, что у вас денег нет."

Таким образом, поездка от поворота на Куровскую с рязанского шоссе до Владимира заняла в общей сложности семь часов. Не мало, конечно, зато совершенно бесплатно, не учитывая затрат на профилактику простуды и считая подареный червонец.
Через день мы поехали обратно. Первым делом перед нами затормозил учебный "жигулёнок", и инструктор, опустив окошко ехидно предложил садиться, "если нам не страшно"! Страшно стало потом. Особенно, когда инструктор, обернувшись к нам, беззаботно болтал о своей работе, и лишь когда наши лица внезапно бледнели, он поворачивался к ученику и, дёрнув руль, возвращал "жигули" из-под колёс встречного КАМАЗа на правую сторону дороги...

Но вот, наконец, настал тот день, когда я окончательно убедил себя в своих способностях добраться на попутках куда угодно. На дворе стоял август. Погода была тёплой и солнечной. И всё же мои питерские друзья дружно расхохотались, когда, размещаясь на одной из "вписочных" квартир в Городе-на-Неве, я вытряс из рюкзака ...ласты! Отсмеявшись вместе с ними над плоскими шутками о новых приключениях Кусто в канале Грибоедова, я популярно растолковал свои намерения наутро стартовать в Крым. Народ пожал плечами и неуверенно пожелал мне удачи. На следующий день, в семь утра я вышел на киевскую трассу и затормозил первую "Ладу".
- Здравствуйте! Я вообще-то по трассе еду. Подвезёте куда-нибудь по пути?
- А ты куда едешь-то?
- Далеко!..
- Ну как далеко-то?
- В Крым...
- НИ ...Я СЕБЕ!!!

В итоге водила довёз меня до поворота на Пулково, где я не потеряв ни минуты, остановил следующую легковушку.
- Куда ехать?
- Чем дальше по трассе, тем лучше.
- Ну садись...

Зря я не сказал ему сразу, что еду в Крым. Когда шофёр это услышал, он от изумления так резко нажал на тормоз, что нас спасли только ремни безопасности. Но это было чистой случайностью.
В тот день наибольшей потерей времени для меня обернулось ожидание транспорта в районе населённого пункта Опочка, где я провёл четыре часа. Однако, эту задержку с лихвой компенсировал водитель микроавтобуса "Фольксваген", довёзший меня до поворота на Смоленск, уже на территории Белоруссии. Всю дорогу мы пили кофе, ели вкуснейшие сэндвичи и слушали Пинк Флойд. Водила уверял меня, что всегда с собой берёт двойной запас бутербродов в расчёте на автостопщиков. Расслабившись на мягком сиденье, я спокойно изучал меняющийся на глазах ландшафт. Всё-таки, путешествие на автомобиле даёт более полное представление о том, что лежит между конечными пунктами вашего назначения. Пролетая из Москвы в Симферополь на самолёте, вы вообще ничего не замечаете, особенно, если внизу облачно. А в поезде не будешь же постоянно пялиться в окно. Там утром просыпаешься, а вокруг - степи. Ещё ночь проспал, и уже - вот оно, море. Неинтересно. А тут - мчишься себе, ешь бутерброды, если повезёт, и смотришь, как названия деревень приобретают всё более белорусский оттенок. Почти у самой границы, промелькнул указатель "Блинки". Я рассмеялся, и на вопрос водителя ответил, что умиляюсь вечно "масленничному" настроению местных жителей. Трудно представить, что обитатель деревни с таким названием способен быть тощим и злым негодяем... Но водитель посоветовал мне обратить внимание на следующий указатель. Я глянул в окно и фыркнул так, что пролил себе кофе на штаны. С великим сожалением признаюсь, что имя той деревушки напрочь вылетело у меня из головы. А жаль. Помню только, что её название, написанное на официальном дорожном знаке, бросало вызов соседским "Блинкам" такой неукротимой славянской похабщиной, что становилось жарко даже в обдуваемой кондиционером кабине автомобиля!...

Первая ночёвка состоялась под Оршей. Уже порядком стемнело, однако я разглядел вереницу стогов на ближайшем лугу. Идея заночевать среди душистого шуршащего сена, полностью завладела моим разумом, охваченным неожиданным приступом подросткового романтизма. В стогу я вырыл порядочных размеров нору, засунул в неё "пенку" (чтобы не очень кололо), запрыгнул в спальник и, наподобие гигантского червя, ввинтился в сено ногами вперёд. Сероглазой певуньи явно не хватало.

Уснуть мне удалось не сразу. Да и потом, сквозь сон слышалось мышиное попискивание, чьи-то вечные шорохи и скрипы. Впрочем, соседство мышей мне даже нравилось. Единственно, было неприятно подозревать наличие каких-нибудь змей или недружелюбных представителей класса насекомых. Проснулся я в самом начале четвёртого. Отчасти из-за прохлады, отчасти из-за необычности условий. Поразмыслив, я решил собраться, поесть и двинуться дальше. Тут же до меня дошло, что со вчерашнего дня я не ел ничего, кроме яичницы из двух яиц прошлым утром, да пары бутербродов в машине. Перед Псковом, правда, я посетил один магазинчик, стоявший возле шоссе, где приобрёл три банки килек в томате и пластиковую бутылку минеральной воды. Но, когда я выполз из стога, мои руки в одно мгновение так окоченели, что не могли удержать консервный нож. Пришлось немного побегать на месте и сделать небольшую зарядку. Позавтракав кильками, я утрамбовал рюкзак и вернулся на шоссе. Где-то около часа пришлось протопать пешком. Наконец, когда начало светать, меня подобрал первый рейсовый автобус и провёз несколько километров по объездной дороге вокруг Орши. В салоне сидел кондуктор, почему-то оставшийся полностью равнодушным к моему бесплатному проезду. Однако радость моя слегка поубавилась, когда я осознал, что поток машин на объездных дорогах резко сокращается. И лишь после двухчасового сидения, брождения и загорания, меня добросил до выезда из города какой-то сердобольный дачник...

У Могилёва некий добрый водитель вручил мне пакет с огурцами и помидорами, которые я тотчас съел. Кроме того я набил свои карманы яблоками, нарванными мною в гигантском саду возле трассы. Наконец я поймал машину шедшую почти до самой границы с Украиной. За рулём сидел молодой поляк, и мы быстро разговорились. Неожиданно для себя я начал припоминать польский язык. О чём мы трепались, уж и не припомню, но когда из ближайших кустов на дорогу вывалился гаишник и грозно размахивая жезлом, пронзительно заверещал свистком, веселье у нас было в полном разгаре. Поляк раздосадовано нажал на тормоза и, неохотно разворачивая машину пробормотал:
- Як мувите в Росйи: "Блин!.."
Я кивнул и ответил:
- Як мувите в Польсце: "Курва!.."
Мы оба расхохотались. Тем временем, к машине подошёл угрюмый гаишник и, наклонившись к открытому стеклу неодобрительно сказал:
- Очень смешно!
Тут мы просто покатились со смеху! Гаишник от этого ещё больше помрачнел и оштрафовал водителя за превышение скорости, или что-то ещё...

Поляк сворачивал с трассы в километре от украинской заставы. Но уже метрах в двухстах начинался, или вернее, заканчивался длинный хвост автомобилей, ждущих своей очереди на таможенный досмотр. Логично рассудив, что голосовать разумнее уже на стороне Украины, я двинулся вдоль вереницы машин. Вскоре показался белорусский пограничный пост. Один из дежуривших возле него милиционеров взглянул на мой паспорт, и без лишних вопросов пропустил дальше. Я прошёл ещё метров триста, и чрезвычайно развеселился, увидев местный "Duty Free Shop" - пятерых бабок, торгующих пивом, жареной курицей и пирожками. Преисполнившись веселья, я за какую-то российскую мелочь приобрёл бутылку "Лидского" и пошёл дальше, умиляясь тому, что нигде в мире больше не пройдёшь пешком по нейтральной полосе, попивая пивко, купленное у бабок на обочине международного шоссе!..
Украинские пограничники оказались построже и, даже спросили, что я везу в рюкзаке. Впрочем, удовольствовавшись моими устными заверениями, они разрешили мне ступить на территорию самостийного государства.

До Чернигова я добрался вполне благополучно, не считая того, что водитель непрерывно крутил кассету известной российской певицы, в каждой из которых она жалуется на бросившего её мужа. Фамилии исполнителей попсы я хронически не запоминаю. Но зато блатные песни группы "Лесоповал", сопровождавшие меня в машине от Чернигова до Киева, после той то ли Апиной, то ли Булановой, показались мне просто бессмертными хитами...

Следующая ночёвка оказалась для меня менее приятной, так как я не успел засветло набрать воды, наступил в лужу и, пока не набрёл впотьмах на огромный стог, окончательно вымок в росе. Сил вырыть глубокую нору уже не хватало, и я лишь слегка закопался в сено, предварительно завернув свой спальный мешок в нерастянутую капроновую палатку. Укутавшись в эдакое подобие кокона, я съел остававшиеся у меня огурец и яблоко, чем хоть немного заглушил жажду.

На рассвете я дословно ощутил смысл строки из собственной песни: "...Утро встречать со слезами росы на губах..." От холода и влаги я, собственно, и проснулся. В остальном всё было как и вчера: зарядка, кильки в томате, сбор рюкзака и выход на трассу.
Первая за это утро машина оказалась маленьким филиалом автостопного рая. Водитель не произносил ни одного лишнего слова, в его иномарке было тепло и удобно дремать под медленные лёгкие блюзы... К сожалению уже через час наши дороги разошлись.

Сущим адом зато оказались для меня следующая половина дня, проведённая в кабине КАМАЗа аж до Днепропетровска. Стояла невыносимая духота, я неумолимо клевал носом, водила бранился на чём свет стоит, потому что из-за меня засыпал и он. Каждые полчаса приходилось останавливаться у ближайшей колонки и совать голову под ледяную воду. Короче говоря, когда мы достигли шоссе Москва-Симферополь, я со вздохом облегчения покинул раскалённую кабину.
Через несколько минут меня подобрал водитель совершенно иного типа поведения. До безобразия похожий на Пьера Ришара, он непрерывно кудахтал что-то об НЛО и неизведанных тайнах вселенной. Для начала, правда, он усиленно пытался уложить меня спать. Я отнекивался, но неугомонный Ришар дёрнул за какой-то рычаг и спинка моего сидения приняла горизонтальное положение. Для приличия я было прилёг, но сон уже полностью отказывался приходить. Полежав минут двадцать, я окончательно почувствовал себя идиотом и попросил шофёра вернуть спинку сиденья в первоначальное положение.
В районе Мелитополя меня охватило радостное возбуждение: ближайшим крупным населённым пунктом по трассе был Джанкой! И, хотя часы показывали шесть часов вечера, втайне я лелеял надежду к ночи добраться до моря.
Этого мне не удалось. Вначале, сидевший за рулём усатый толстяк, сообщил мне что едет до Феодосии, но в Джанкое у него разболелся живот, и мне пришлось опять ночевать в поле. В глубине души я даже был рад тому, что избавился от занудного водилы, всю дорогу твердившего о том, как ему богатому скучно жить и что от юности остались лишь воспоминания о сексе с циркачкой, которая умела это делать, сидя на шпагате...

И было утро, и были кильки... И почти что финишная прямая до Феодосии. Мой путь, признаться, лежал в сторону небезызвестной Лисьей бухты, где надеялся встретить друзей. Но уже за Феодосией, от Шебетовки до морского берега я проехал на такси, ибо автостоп там работать перестал, а тащиться с рюкзаком с горы в гору по жаре очень не хотелось.
Чувство гордости за содеянный "подвиг", охватившее меня при виде моря, было столь велико, что отыскав своих знакомых я немедленно выпил литр портвейна и предавался бездарному веселью и пьянству ближайшие три дня.

Очнувшись в начале третьей ночи, и осознав, что только что проспал шашлыки, я ощутил такой стыд и досаду, что с рассветом снова вышел на трассу. На этот раз я направился в сторону Анапы, к своей подружке, которая должна была трудиться на раскопках в археологическом лагере. Дорога заняла у меня всего девять часов, включая переправу на пароме через Керченский пролив и очередное пересечение границы. На вопрос украинского таможенника: "Что вывозите в рюкзаке?" меня так и подмывало ответить: "Сало!", но слава Богу, я воздержался. Паром порадовал быстрым ходом, свежим ветром и возможностью стоять, сидеть и валяться в любом доступном месте. Посему я гордо восседал на какой-то верхней площадке и, болтая ногами, курил трубку. Учитывая наличие бороды, тельняшки и банданы на голове, выглядел я весьма колоритно.

В Анапе меня ждала моя подруга Светлана с безрадостной новостью: она, вместе с двумя другими девушками, вследствие глупого недоразумения оказались в археологическом лагере невостребованными и третий день пребывали без крыши над головой. Ещё более устыдясь своего праздного образа жизни в Лисьей бухте, я предложил им отправиться на поиски безлюдного места на побережье, с целью обоснования там в палатке. Так мы и набрели на Утриш - великолепное место между Анапой и Новороссийском, куда мы ездим теперь каждое лето.

Надо ли уточнять, что все деньги, отложенные мною на билет до Москвы оказались незамедлительно проедены, и через десять дней, посадив дам на поезд, я двинулся следом за ними самостоятельно. Самым трудным для преодоления автостопом оказался участок от побережья до Краснодара. На него я потратил практически весь первый день обратного пути. В пригороде Краснодара добрый водитель пообещал провезти меня по окружной до выезда из города, чему я был безмерно благодарен. Смутило меня лишь его следующее высказывание: "Сейчас, через Адыгею проедем, а там уже совсем близко." Совсем скоро на обочине трассы возник указательный столб с надписью: "Республика Адыгея". Вокруг до горизонта расстилались голые степи. Через пять минут мы проехали следующий столб, гласивший, что территория Республики Адыгеи закончилась. Ландшафт не изменился. Широко живут адыгейцы...
Сразу после выезда из Краснодара меня порядком задержал излишне активный представитель власти. Около часа я провёл в ближайшем отделении милиции, рассказывая, что такое автостоп, в то время пока дотошный мент прощупывал все швы на моей одежде, изучал содержимое аптечки и ...вынюхивал старую курительную трубку. Обыск сопровождался диалогами примерно следующего содержания: - Так!.. Две таблетки реланиума! Наркоман?!
- Да нет, я просто неуравновешенный человек. У меня и справка есть.
- Это от чего? (Показывает на пачку американского средства, употребляемого при расстройстве желудка)
- От поноса.
- А если нет?
- Ну, я бы не стал сейчас проверять на практике...

В конце концов ему надоело со мной возиться, и я был отпущен. На прощание мне даже пожелали счастливого пути. Но в этот вечер удалось добраться только до Ростова, где я и заночевал.
Стогов поблизости не было, в загаженной посадочной полосе разбивать палатку было неприятно, поэтому я добрёл до ближайшей рощицы, где и расположился. Едва я распахнул рюкзак, как в ноздри мне ударил тёплый запах конопли. "То-то мент мою трубку вынюхивал! - подумал я. - Или мне это померещилось?.."
Ворочаясь в раскинутой между деревьев палатке, я долго не мог заснуть. Дул сильный ветер, палатку качало. И всю ночь вместе с ветром периодически доносились подозрительные ароматы...
Проснулся я от того, что в глаза мне светила полная луна. На стене палатки плясали силуэты растений, игравшие в театр теней на фоне заходящего ночного светила. Не веря своим глазам, я выполз наружу и с изумлением обнаружил, что провёл ночь среди буйных зарослей конопли!..
Почти весь следующий день я растрясывал свои кости в кабине ЗИЛе, довёзшего меня аж до Воронежа. Водитель, бывший двумя годами старше меня, всю дорогу пытался доказать мне, что автостопа никогда не бывает.
- Ну сам посуди! - говорил он. - кто ж тебя бесплатно повезёт?
- Вот ты, - говорю, - подвёз же!
- То я!..
- А как же я по-твоему из Питера до моря доехал?
- Да ну!.. Повезло тебе просто.
Упорно отказываясь верить в возможность бесплатного проезда на попутках, водитель настоятельно советовал мне впредь изображать из себя шофёра МАЗа, сломавшегося где-то под Воронежем. Дескать, водители других грузовиков "своего" охотнее подвезут.
- А так, - продолжал он давать мне ценные советы, - Кому ты на фиг нужен? Это ещё счастье, что ты меня встретил...

Переночевав под Воронежем, я двинулся дальше. К шести часам вечера я добрался до трассы в районе Серпухова. Тут я порядком приуныл, поскольку в полутора часах езды была Москва, и казалось очевидным, что кроме как на такси рассчитывать не приходится. В отчаянии я поднял руку, и сразу, аж из четвёртого ряда ко мне вынырнул "Москвич". Отдавая себе отчёт в том, что редко не нуждающийся в деньгах человек может так круто затормозить, я всё же ринулся к машине, отворил дверцу и выпалил:
- Здравствуйте! Автостопом из Анапы еду! Дайте шанс последний рывок до дому сделать!
Водила удивился, разочаровался, но шанс дал. Правда, ехал он до Подольска, где я внаглую залез в электричку без билета!..

Вот так я на собственном опыте убедился в реальности автостопа! Но время, к сожалению, не стоит на месте, а с тех пор я редко пользовался этим общедоступным средством передвижения. И иногда я вспоминаю словоохотливого водителя ЗИЛа, который, высаживая меня под Воронежем, сказал:
- Ты это!.. Завязывай лучше с бродяжничеством! Работу найди, осядь где-нибудь, женись...

С тех пор я сменил пять мест работы. Девять раз переезжал с квартиры на квартиру. Развёлся и женился заново. Вот только б до весны дотерпеть. Куда-то ещё занесёт?..

весна 1999; переписано в ноябре 2000.

тексты --
вход --
песни --
прочее --
книга --
архив mp3 --
© Александр О'Карпов