тексты к чтению
сайт александра о'карпова
вход -- песни -- прочее -- книга -- mp3




-- тексты

ТУРКМЕНСКИЙ САМОВАР
часть вторая

скачать полный комплект в формате .doc - samovar.zip (53.8 kB)

Пошли. Бар у нас вообще явление забавное. Мало кто из переводчиков в нем тусуется. В основном там сидят постоянные завсегдатаи из числа шотландцев и хорватов. Русские-то соображают, что гораздо дешевле купить все, что надо, напротив бара, у Джима на складе. Есть, конечно, странноватые ребята, которым охота торчать у стойки, начесывая языки с экспатами*, как будто им дневной работы мало. Но таких немного. Наши, обычно, купят пузырь и сидят на улице, если погода хорошая. А если плохая - то у кого-нибудь в комнате. На хрен им бар сдался!

В субботу все меняется. По субботам в баре дискотека. Из города, вполне легально и законно приезжает целый автобус местных девочек из города. И начинается!.. Грохочет дебильная музыка, экспаты* с девками скачут. И некоторые переводчики тоже. Ну, особенно, под конец вахты, когда без женщин окончательно озверевают. А остальные наши так, побродят, посмотрят, пошутят. Жадные дамские взгляды половят. А потом пойдут к Джиму, купят пузырь и сидят на улице, если погода хорошая...
Женщины здесь тоже звереют. Мужиков мало. Продуктов нет. Нищета. Горячая вода у них в городе два часа в день идет. А холодная - часа три. Вот и рвутся на нашу базу в тщетных стараниях увлечь какого переводчика и уехать с ним куда угодно! Лишь бы не на край света, так как именно там они и живут.
Некоторые напротив, хотят кого-нибудь здесь оставить. Поди плохо - будет деньги приносить, омаров из столовой таскать...

___________________
* Экспаты (от англ. Expatriots) - на переводческом жаргоне экспатрианты, то есть, попросту говоря, иностранцы, как они сами себя официально называют. Иначе говоря - "бывшие патриоты".

Помню, поддал я как-то. Напала на меня одна такая. На шею бросилась. Целовать хочет.
- Ты не смотри,- говорит.- что мне тридцать восемь и у меня двое детей. Останься со мной! Я все для тебя делать буду! И готовить буду, и стирать буду! Только женись на мне!..
- Все - говорю, - замечательно. Вот только есть три "но".
- Какие? - спрашивает.
- Во-первых, - отвечаю. - готовить я люблю сам.
- Готовь! - кричит. - Готовь сам, милый!
- Во-вторых, - продолжаю я, - стирать за собой я тоже сам привык.
- Стирай, любимый! - всхлипывает. - Стирай, родной!
- А в-третьих, - говорю, - я напился. А не ебанулся!..

Ну так вот. Подошли мы с Игорем к бару. Там наши сидят на лавочке. Погода хорошая, пузырь уже купили. Слышим, Коля Аршинов, как всегда, байки травит. Нас видит, рукой машет. Подходим, садимся. Коля продолжает:

- ...И вот привела эта девушка его к себе домой. Дескать, родителей нет, они на дачу поехали. А что он сожрал накануне - и сам не знает. Ну, пока они по улице шли, он то на шаг отстанет, то вперед забежит - смотря как ветер дует. А как в квартиру вошли, вот тут-то ему действительно худо стало. Сидят они на кухне, девка эта ему там, чайку, хуйку!.. А ему какой там чайку! Ему бы от газов избавиться! Он то так изогнется, то эдак... Думает, хоть бы ты, блядь, вышла куда! Сам-то выйти никуда не может, сортир за соседней стенкой - все слышно будет. А он сидит, созрел, понимает, что слышно будет и из ванной, даже если воду пустить! И вот, бедолага, сидит, уже зубами скрипит. Тут она говорит, мол я в ванну пойду, ненадолго, не скучай! Только ушла - он вскочил. Думает: куда бежать? Не в кухне же - потом проветриться не успеет. Ну, он бегом в прихожую. Видит - три комнаты. Он распахивает первую попавшуюся дверь, жопой вперед врывается туда, раком встал и как перданет - стекла задребезжали! И вдруг за его спиной включается свет... Нет, та девка не обманывала - родители были на даче. Но она и словом не упомянула, что в одной из комнат безмятежно спал ее старший брат с женой!

...Некоторые из переводчиков от смеха уже под стол лезут. Коля продолжает рассказ:
- А вот вы представьте себя не на его месте, а на месте брата с женой! Спишь ты себе спокойно, в своей квартире. Вдруг средь ночи, открывается дверь, в комнату просовывается чья-то жопа, и издает над твоим ухом, так сказать, трель соловья! Ты ни хера не соображая спросонья, включаешь лампу и видишь совершенно незнакомого мужика с выражением неописуемого облегчения на лице!..

Понятно, что после такого рассказа неодолимо возрастает желание выпить. Что и осуществляется. Сидим. Благодать. В баре уже плясать начали, но нам почему-то по фигу. И даже меня попса не слишком бесит. Хотя сидим мы под самым окошком бара. Кто-то из наших вдруг хлопает себя по лбу и достает из кармана сложенную газету.
- Мужики! - кричит. - Совсем забыл! Кто-нибудь из вас читал уже сегодняшний "Нейтральный Туркменистан"?
Все отрицательно мотают головами.
- Отлично! А то я чуть было не позабыл вам показать статью о визите Ниязова в Штаты! Вот зачитываю. Это типа сам Сердар* пишет: "Сойдя по трапу самолета в аэропорту Кеннеди, ни один из членов делегации не уронил своего достоинства, и даже небоскребы нас не очень удивили."
Наши давятся со смеху. Нет, сегодня точно - вечер юмора! И это пишет центральная газета! При этом, совершенно не осознавая, что эффект получается прямо противоположный. Подчеркивают, что рядовой туркмен при виде статуи свободы в обморок бы упал. А господин президент сразу понял, что небоскреб - это просто большая юрта, и не стал кричать "Шайтан! Шайтан!.."
Но дальше!.. Дальше газета сообщает, что во времена, когда народы Европы увязали в варварстве и невежестве, "туркмены создавали великие и могущественные государства". И самое фантастическое: оказывается, американская конституция была написана на основе свода законов ...Османской империи, которую, в свою очередь основали, естественно, туркмены.
- Ага! - кричит кто-то, перекрывая общий хохот. - И гимн им туркмены написали!
- Нет! Это Колумб был туркмен!
Все ржут, одновременно пытаясь налить и не расплескать. Мне приходит в голову ахинейская мысль.
- А давайте, - говорю, - и мы напишем гимн Туркмении!
Мою идею все шумно поддерживают. Кто-то запевает на мотив известной песни "America! America!..":
- Туркме-ения! Туркме-ения!
Под общий хохот рождаются экспромтные строки:

Туркмения! Туркмения!
Любимый сердцу край!
Цвети моя Туркмення,
Цвети и процветай!
Туркмения! Туркмения!
Да здравствует Сердар!..

Возникает секундная пауза. Хвалебные штампы исчерпаны. Нужно как-то оригинально завершить припев. Меня неожиданно осеняет:

Сияй моя Туркмения,
Как ...тульский самовар!!!

Какое-то мгновение мне кажется, что наше истерическое гоготание перекрывает музыку в баре. Сам едва могу перевести дыхание со смеху, сижу, утирая слезы. Поднимается тост за гостеприимную страну, гимн которой вот уже почти написан. Запиваю водку колой. Хватаю гитару и затягиваю песню заново. Все дружно подпевают. На ходу рождаются еще два куплета:

Горячею пустынею
Слоняется верблюд!
Туркмены всей Туркмении
Животное ...пасут!
Туркмения! Туркмения!..

От Каспия до Сырдарьи,
От Кушки до Мары,
Рождаются великие,
Плодятся Сердары!!!

Во время исполнения очередного припева про самовар, мимо проходит наш, так сказать, начальник. Саша Марченко.
- Вы что, господа, - спрашивает, - совсем охренели? В пятнадцать глоток такое орать! Здесь же полно местных баб! Стукнет кто - потом всех пересажают!
В общем-то он прав. Подобный концерт действительно грозит сроком и немалым. А говорят и пришить могут. Это все равно, что в тридцать седьмом частушки про Сталина петь. Поэтому пение сменяется выпиванием. Впрочем, с не меньшим энтузиазмом.

________________
* Сердар (туркм.) - вождь. Имеется в виду Сапырмурат Ниязов, он же Туркменбаши - "глава туркменов".

Через час мне приспичило зайти в бар за фисташками. Зашел, набил карманы орехами. Смотрю, среди танцующих - Артем. Признаться, я слегка удивился. Артем мой наиближайший коллега, работаем с ним в одном отделе. От остальных моих здешних знакомых отличается крайне воинствующим материализмом. Не пьет, не курит, а также не смотрит фильмы, не читает художественную литературу и не слушает музыку. В жизни руководствуется двумя принципами: человеку свойственны только животные инстинкты, и только физиологические потребности достойны удовлетворения. Искусство отвергает, как извращенную форму завуалированных биологических комплексов. Женщин называет исключительно "самками". Причем, отнюдь не из желания оскорбить. Однако, ухаживая за ними, как я понял, может и потанцевать и шампанского выпить, считая это данью инстинкту брачных игр. О, бедные, бедные дурочки!..
На этот раз Артем танцевал с какой-то мартышкой. Ее лицо светилось неземным наслаждением, казалось, близость Артема довела ее до вершины райского блаженства. Подойдя ближе, я обнаружил, что она банально пьяна.

- Вах! Что я наблюдаю! - заорал я кладя руки им на плечи. - Артем снизошел до музыкальных упражнений! Леди! Неужели вам не скучно в обществе этого чудовища?!
Артем кисло заулыбался. Впрочем, при всей его кошмарной идеологии, с чувством юмора у него все в порядке. "Леди" обхватила меня за талию своей правой рукой, и мы продолжили танцевать втроем. Артему это совсем не понравилось, и он принялся меня потихоньку отпихивать в сторону приговаривая:
- Иди-иди! Завидно небось? Вот так-то! Вон, тебя уже заждались. Смотри - в окно заглядывают! Небось тебе налили уже!
- Я тоже хочу выпить! - заявила девушка и без дальнейшей паузы представилась: - Оля.
- А я Карпов.- как обычно сказал я. - По имени - любые производные от Александра. Так что мы пьем?
- Все! - выдохнула Оля. Было очевидно, что на вопрос "А что вы делаете сегодня вечером?", она ответила бы так же.
Тут закончился медленный танец, и загрохотал какой-то оглушительный монотонный кошмар. Пары распались и запрыгали, словно невидимый Кашпировский внушил всем присутствующим желание безотлагательно поссать. Я страдальчески поморщился и прокричал Оле на ухо:
- Предлагаю присоединиться к нам на улице!
Оля кивнула и зачем-то опять повернулась к Артему. Мне не было слышно, что она ему говорила, и я вышел из бара.

Наши продолжали над чем-то хохотать. На этот раз рассказывал Игорь:
- Зашла к нам в отдел девушка из автоматических систем управления. Мы сидим, как папы карло за компьютерами, строчим в поте лица. Вдруг она входит и с порога говорит: "Здравствуйте, я с АСУ!"

Гляжу, все уже синие от хохота. Тут еще и Оля из-за угла вывиливает.
- Здравствуйте! - говорит.
Наших уже откачивать можно. Человека два-три сквозь смех неостроумно интересуются, мол, что, вы тоже этим занимаетесь? Оля ничего не понимает, но ее это не смущает. Я замечаю в ее руке пустой стакан; она с силой опускает его на стол и вызывающе требует налить ей водки. Мужики, возбужденно гудя, тянутся за бутылками и своими стаканами. Впрочем, слышно несколько тихих, но саркастических замечаний по поводу Оли. Она не замечает, или делает вид, что не слышит. Ей хочется завладеть всеобщим вниманием. На пять минут это ей удается, но потом, к великому ее разочарованию, переводчики вновь утыкаются в стаканы, параллельно продолжая травить байки. Один из наших мужиков, в свое время работавший на Ближнем Востоке переводчиком с арабского, рассказывает:

- Работал я тогда в Йемене, при нашем посольстве. И вот, как-то раз, разговорился с местным стоматологом. А надо сказать, что в арабском языке, слово "зуб" означает ...ну, скажем, другое русское слово, которое тоже из трех букв состоит. Ну, вот, этот стоматолог рассказывал, что однажды пришла к нему в кабинет жена одного советского дипломата, не знавшая ни слова по-арабски. Заходит так застенчиво, забирается в кресло. Он к ней подходит, голову наклонил вопросительно, дескать, на что жалуетесь. А она смотрит на него умоляюще, пальцем в рот тычет и жалобно так говорит: "Зуб!.. Зуб..."

Пока все в очередной раз взрываются хохотом, я поворачиваюсь к Ольге, посмотреть, какова будет ее реакция на подобные шутки. Выясняется, что Олю усиленно пытается отвлечь, невесть откуда материализовавшийся Артем. Краем уха слышу, что он уговаривает ее вернутся на дискотеку. Я решительно вмешиваюсь в разговор:
- Артю-ум! - так произносят его имя экспаты. - You got no chances, man! This girl is fucking drunk. I'm afraid you're too boring for her now. *
Артем открывает рот, чтобы что-то сказать, но его опережает Оля:
- I understand English. ** - к моему ужасу заявляет она. - И даже знаю, что значит "факин". Но он прав! - она поворачивается к Артему. - Мне с тобой действительно скучно! Ты какой-то искусственный. А они грубые, но настоящие!
Артем еще какое-то время ошарашенно стоит около нас. Потом пожимает плечами и уходит. Я, как последний болван, упиваюсь этой маленькой и совершенно ненужной мне победой. А застолье продолжает набирать обороты! И снова за что-то пьют. И вот уже начинают ходить отливать за угол, хотя в баре есть туалет. И кто-то уже опять побежал к Джиму... Дайте запить! Есть вода в этом доме? Пиво? Да черт с ним, пусть хоть пиво, лишь бы не спрайт!..

_________________
* У тебя нет шансов, парень! Эта девушка в жопу пьяна. Боюсь, сейчас ей с тобой слишком скучно! (англ.)
** Я понимаю по- английски. (англ.)

...Если водку запить спрайтом, то во рту остается ржавый консервный привкус. И хочется снова выпить водки, чтобы заглушить мерзкие ощущения. Помню, как однажды с утра я отхлебнул из банки, открытой еще вчера. Несколько секунд я тупо пытался определить природу продукта дефекации, лежащего на моем языке. И когда, наконец, рот переполнился отвратительным вкусом размокшего за ночь окурка, я едва успел добежать до санузла... Со спрайтом было покончено. После этого с водкой я пил только фанту! Но фанта, своим имбецильно-оранжевым вкусом создает иллюзию дешевого счастья. Поэтому, после становится особенно скверно, словно накануне совратил малолетку... А ещё водку неприятно запивать кока-колой. После нее скрипят зубы, как будто бы ты уже сильно выпил и, грянувшись оземь, набрал полон рот древнего каракумского песка. Лежишь на земле, а перед твоими глазами тянутся бесконечные цепи муравьиных шеренг. Молчаливые, вымуштрованные создания, каждый из которых знает свое дело, отрешенно движутся по заданным маршрутам. Усталость им неведома. Безропотно волочат они свое бремя: у одного это - травинка, у другого - лепесток, третий тащит совсем уже какое-то говно!.. Но понаблюдай за ними минут пять, и заметишь, что их, кажущиеся упорядоченными действия, на деле лишены всякого смысла! Траектории их хаотичны. Ноши бесполезны. Гибель в воронке муравьиного льва - ужасна и бессмысленна. Как и гибель самого муравьиного льва, если его выковырять из засады и оставить на муравьиной тропе. Такова жизнь у нас, насекомых! Когда это было? Вчера? Три дня назад? Или это происходит сейчас?.. Я полз... Нет, шел! Я же прямоходящее насекомое - инсектус эректус! Я эрегированное членистоногое... Помню, что было около четырех утра. Бессонница. Вперед, от ворот базы и до дальнего забора. Метров триста. Бар посередине. Туда и обратно. Как муравей, только без ноши. У бара горит мощный прожектор, и насекомые, стукаясь о него, падают наземь. Оглушенные, неуспевшие прийти в себя, они медленно, как во сне наркомана, перемещаются на месте. Я вижу, как они пытаются что-то сказать. Мне или другим насекомым. "Км! Хымм! Кррохх!.." Огромные, сантиметров пятнадцати в длину, палочники, более мелкие жуки, крохотные мошки.. Здоровенные ночные бабочки, плод воображения Эдгара По... Гигантские муравьи, жук-носорог,.. Еще какие-то безумные твари, вместе с ними вершат свое бесконечное броуновское движение. "Кррм! Хымм! С-с-хзомм!"- слышно повсюду. Я нагибаюсь к ним. Я зачарован, заворожен. Мне до дрожи страшно, но я не могу оторвать своего взгляда от этого чудовищного парада! Бородавчатые, суставчатые тела копошатся на пыльном асфальте. Мохнатые когтистые лапы наступают на других тварей. Медленно смыкаются жвалы. Шипы вспарывают отвратительные туловища. Тошнотворная слизь капает с жующих челюстей. Уроды методично давят и пожирают друг друга. Медленно. Размеренно. Не торопясь и не вырываясь из фатальных объятий соседа. Ампутированные конечности уносят деловитые муравьи. Все это без пальбы и взрывов гранат. Без боевых кличей и предсмертных воплей. Лишь еле слышимое шуршание хитина и, ледяными спицами пронзающее мозг: "Хмм! Хс-зумм.. Кым-кррогхгх!.."


часть первая
часть вторая
часть третья
часть четвертая
тексты --
вход --
песни --
прочее --
книга --
архив mp3 --
© Александр О'Карпов