тексты к чтению
сайт александра о'карпова
вход -- песни -- прочее -- книга -- mp3




-- тексты

КОНЕЦ ВЛАСТЕЛИНА
вольная интерпретация известной книги
часть первая

скачать полный комплект в формате .doc - hobbit.zip (22,4 kB)

Игорю БЕЛОМУ посвящается.

...У бабушки Этл было три котёнка,
Три зверька, котята - не собачки.
Дом бабушки Этл обходили сторонкой,
Через выселки шли мимо водокачки.
Ай-вэй, шли мимо водокачки, обходили как возможно.
Ай-вэй, шли, через левое плечо плевали осторожно!..
Ай-вэй! Ай-вэй!..

Игорь БЕЛЫЙ. Бабушка Этл.

Ом-хохом! Ом-хохом!
Куругу - хи-хи!.. Куругу -хи-хи!..

Б.Г. Тибетское танго

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ БИЛЬБО

Когда господин Бильбо Бэггинс решил отпраздновать свой сто одиннадцатый день рожденья, никто, собственно, не удивился. Старику шла уже третья сотня, а на памяти жителей Хоббитона попытки устроить пир по поводу своего стоодиннадцатилетия Бильбо предпринимал уже семь или восемь раз. С головой у бедного малого было не всё ладно. Однако, особого беспокойства окружающим он не причинял. И вправду сказать, склероз - ещё не повод для буйства. А то, что забывал о своих летах и грезил предстоящими юбилеями, так ведь кто знает, какими мы-то будем к его годам!..

Гэндальф плюнул на эти затеи, получив приглашение на праздник ещё в третий раз. Остальные жители Хоббитона были вполне довольны раскладом. У хоббитов принято дарить подарки гостям, а не наоборот, поэтому, ничего удивительного не было в том, что услышав о предстоящем событии от соседей, каждый радостно потирал руки и принимался готовиться к торжеству.

Конечно, гостям приходилось терпеливо выслушивать одну и ту же речь, подготавливаемую забывчивым именинником. Но стоило ли ради такого пустяка отказываться от возможности досыта набить пузо, да ещё и унести домой подарок, а то и пару-другую серебряных приборов? Что и говорить, скупердяем Бильбо не слыл, а в деньгах недостатка не знал. Единственным сокровищем, старательно скрываемым им от чужих глаз, было волшебное кольцо, делавшее его обладателя невидимым. Всё бы ничего, да как-то раз, за третьей бутылкой сауроновки, похвастался старый дурень колечком перед своим племянником Фродо. С тех пор о Бильбовском сокровище не прослышал разве что ленивый.

Сам Бильбо был свято убеждён во всеобщем неведении, и поэтому до смерти перепугался, когда в один прекрасный летний вечер, сидя на крылечке с доброю трубкой во рту, увидел младшего отпрыска Саквиль-Бэггинсов. Несносный мальчишка взобрался на ближайшую кочку и что есть силы заорал:

- Вышел Бильбо на крыльцо
Показать своё кольцо!
Сунул руку - нет кольца...

В дальнейшем всё произошло точно по тексту песенки. Потрясённый Бильбо вскочил на ноги, выронив при этом трубку. Одною рукой схватился за сердце, а другой судорожно полез в карман. И надо же было такому случиться, что именно в этот вечер он оставил кольцо на каминной полке! Не нашарив в кармане своего сокровища, Бильбо посерел и бревном повалился со ступенек. К счастью, отделался он лишь небольшой шишкой, а придя в себя, напрочь забыл о причине своего обморока.

День праздника преподнёс обитателям Хоббитона сюрприз. Снова заявился сам Гэндальф Серый, которого уже и в лицо-то мало кто помнил. Однако маг был бодр, и как будто бы полон сил. Как обычно он пригнал с собой целую телегу различных петард и фейерверков, изготовлением которых славилась никому не ведомая страна на дальнем востоке. Одного из жителей этой страны Гэндальф захватил для компании. Ничего особенного. Гном как гном! Разве, что желтолицый, с раскосыми глазами да прореженной бородёнкой. Ну и имя у этого гнома было - не приведи Манве! Знакомясь с хоббитами, он представлялся:
- По вашему, да по эльфийски меня очень неприлично назвать! Поэтому именуйте меня - ...Фигли!
Довольно скоро он довёл хоббитов до белого каления тем, что постоянно заявлялся без спросу в гости. С тех пор у хоббитонцев вошло в привычку, завидев на пороге знакомую фигуру, оповещать соседей криком:
- Фигли припёрся!!!

Смех-смехом, но мало кто из хоббитов озадачился вопросом, а что, собственно, Гэндальф забыл в их краях? Однако, тревожить почтенного волшебника никто не решался, и оставалось лишь ждать праздника и надеятся, что объяснение придёт само-собой.

Застолье удалось на славу. Это признали даже те хоббиты, чьё настроение было порядком подпорчено полученным подарком. На этот раз, благодаря забывчивости Бильбо, многим гостям были вручены нелепые, хорошо если не бестактные подарки! Хуже всех пришлось Большеногу, про которого Бильбо перепутал, что большими у того были именно ноги, и в результате преподнёс ему такое, что стоявшая рядом Лобелия Саквиль-Бэггинс упала без чувств, а молодые хоббиты чуть не полопались со смеху! Но теперь уже всё снова шло своим чередом, а бочонки пива быстро сглаживали возникшие недоразумения.
- Охо-хо, Мастер Фродо!.. - вздыхал старый садовник Хэм Гэмджи, которого все звали запросто "Старина". - Смотрите-ка что мне господин Бильбо пожаловал!..
С этими словами, Старина Хэм придвинул Фродо раскрытую книгу. На форзаце было что-то нацарапано.
- Вот, гляньте! Сэм-то мой грамоте малость обучен, так он мне прочитал, дескать сказано тут: "На добрую память от Старины Хэма!" Так ведь я и есть Старина Хэм! Что деется-то!..
Фродо растерянно закрыл книгу и взглянул на обложку.
- "Старик и море" - прочитал он.
- Во-во! Спятил наш господин Бильбо! На кой мне это море сдалось? - Старина Хэм горько покачал головой...

Тем временем, Бильбо отёр губы салфеткой и, кряхтя, принялся карабкаться на стул. По столу пронеслось шиканье. Наступило время традиционной речи. К этому все уже были подготовлены, и никто не стал попусту выражать своё возмущение...
К исходу часа гости заметно оживились.
- Сейчас исчезать начнёт! - послышался чей-то шёпот.
- ...Я давно решился на этот шаг, - доносился голос Бильбо, - И теперь отступать уже поздно! Я ухожу! Прямо сейчас! Прощайте!
С этими словами он нацепил на палец кольцо, и ...ничего не случилось!
Хоббиты воззрились на Бильбо с недоумением. Тот расценил изумлённые вздохи гостей, как знак того, что волшебство сработало, и не предполагая, что остаётся видимым, принялся корчить жуткие рожи. Затем, ко всеобщему ужасу, он повернулся задом и, нагнувшись, рывком спустил штаны! Хоббиты онемели. Бильбо, всё ещё ни о чём не догадываясь, опять привёл одежду в порядок и, соскочив со стула, стал обходить ряды гостей, иным показывая кукиш, а прочим подставляя "рога". Поравнявшись с Лобелией Саквиль-Бэггинс, Бильбо зашёл ей за спину и, перегибаясь через плечо, принялся с интересом заглядывать в вырез её, чересчур уж нескромного декольте.
- Ну, знаете!.. - выдохнула побледневшая Лобелия. - Это уже ни в какие ворота... Дорогой господин Бэггинс!
С минуту Бильбо и Лобелия в упор разглядывали друг друга. Потом, словно очнувшись, Бильбо медленно поднял глаза на остальных гостей. В глубокой тишине был слышен лишь храп Большенога, благополучно проспавшего представление. Вдруг, кто-то из молодых хоббитов, неудержавшись, истерически хрюкнул. За ним последовал другой смешок, и через секунду все гости хохотали так, что было слышно в Заскочье. А гном Фигли, медитировавший в лесу на поляне, очнулся от транса, поднял вверх палец и со значением сказал:
- Назгулы низко летят - к дождю!..
И снова погрузился в самосозерцание.

ГЭНДАЛЬФ ДЕЛАЕТ ВЫВОДЫ

Фродо сидел за небольшим столиком и в задумчивости хлебал жидкое зеленоватое пойло, которое гном Фигли называл чаем, и заваривал по специальной просьбе Гэндальфа. Сам старый маг сидел на полу вместе с гномом: хоббитский столик был ему маловат, а Фигли вообще привык обходиться без мебели.
- Не ладно что-то в нашем Средиземье!.. - волшебник уже неоднократно произносил эту фразу за сегодняшний день.
- Да не тяни ты, Гэндальф! - взмолился Фродо. - Вот ведь охота тебе загадками говорить! Сидим тут, битый час чаи гоняем... Кольцо вон, уже по пятому разу кидаем в камин, а толку?
Гэндальф укоризненно покосился на хоббита.
- Я всё ещё пытаюсь убедить себя, что ошибся, но... - он поковырял кочергой угли и подцепил кольцо, - видимо не суждено.
С этими словами он взял кольцо в руку и, прищурившись, попытался разобрать появившиеся на его внутренней стороне письмена.
- Ашамлыклар каймак, ашамлыклар чак-чак, бедрэф эчен сёт балалар эчпочмак!
Произнеся эти строки, Гэндальф устало посмотрел в сторону.
- И всё? - спросил хоббит.
- Всё, - подтвердил маг. - И никаких "Аш-назг дурбатулук!"
Все помолчали.
- Ну, в предыдущий раз, хотя бы понятней надпись-то появилась... - начал было Фродо, но Гэндальф бросил на него такой яростный взгляд из-под мохнатых бровей, что хоббит сразу же заткнулся и покраснел. Когда кольцо вытащили из огня в прошлый раз, на нём ясно читалось: "У Гэндальфа - связь с русской пианисткой!", а маг не одобрял плоских шуток.
- В общем так! - строго сказал он, подёргивая себя за бороду. - Приходится констатировать факт: волшебство кольца иссякает. А это значит, что магия потихоньку начинает исчезать из всего Средиземья. То-то я чувствую, что и сам последнее время сдавать начал...
Маг смущённо замолчал. Фродо понял, что тот вспомнил о чём-то личном и решил переменить тему.
- Да!.. Вот дядя Бильбо-то и попал с этим колечком!

Сразу же после злополучного представления старый хоббит ворвался в Засумки, как будто бы за ним гналась стая орков, прямо в прихожей выпил из горла бутыль вина, проливая на рубаху, и кинул пустую тару через плечо, едва не зашибив вошедшего Гэндальфа. А потом покидал кое-какие тряпки в узел и ринулся к выходу. Гэндальф загородил ему дорогу, но тот не поддавался ни на какие уговоры и, в итоге, всё же ушёл. Правда через полчаса вернулся и схватился за вторую бутылку. Волшебник сумел на этот раз успокоить его и уговорил подождать с отъездом хотя бы до утра. Так Бильбо и поступил.
Бесполезное кольцо он хотел было выкинуть, но Гэндальф не позволил. Пожав плечами, Бильбо выложил талисман из кармана, немного постоял у дверей, а потом принялся читать стихи о дороге. Гэндальф смотрел на хоббита и брезгливо морщился - слышать эти вирши в сотый раз не доставляло ни малейшей радости.
- Знаешь что, - перебил он поэта, - мой тебе совет: отсидись у Элронда малость, а потом и вернуться можно будет.

После ухода Бильбо хоббитонцы ещё долго посмеивались над случившимся конфузом. Но сейчас Фродо вдруг понял, что веселиться ему совсем неохота. Без волшебства Средиземье теряло смысл.
- Так что же нам теперь делать, Гэндальф? - с тревогой спросил он.
- Элементарно, Фродо! - ответил тот. - Идти в Мордор, что же ещё?
- Как в Мордор?! - ахнул хоббит - Шутишь?
- А кому сейчас легко? - безжалостно ответил маг. - Сам же читал, знаешь что в книгах сказано. Кольцо надлежит бросить в жерло вулкана, а если лишишься при этом пальца, или ещё какого...
- Ну уж нет! - заартачился Фродо! - Фиг-ли я забыл в этом Мордоре?
- Фигли никто не забыл! - отозвался гном. - Фигли всё помнит!..
- Это уж точно! - подытожил Гэндальф. - С Фигли ты не соскучишься! Пойдёте вместе.
Тут Гэндальф подскочил к окну, высунул в него руку и втащил в комнату упирающегося Сэма Гэмджи, сына Старины Хэма.
- Подслушивал, орочий сын?! - заорал маг. - Вот превращу тебя в человека!..
- Ай-вэй! - заверщал по-эльфийски Сэм. - Не дайте этому антисэмиту погубить меня, мастер Фродо! Вину искуплю, с вами пойду! В вулкан полезу! Только не надо меня в лысоногого превращать! Это ж каждый день носки стирать! Тьфу!..
- Отпусти его Гэндальф! - смилостивился Фродо. - Раз уж мне от судьбы не открутиться, пусть с нами идёт. Мне хоть не так обидно будет этот фиглёвский чай хлебать. К тому же, он на эльфах свихнутый...
- Спасибо вам, мастер Фродо! Спасибо! - со слезами радости на глазах заговорил Сэм. - Неужто с вами пойдём? Счастье-то какое! Эльфов увижу! Мастер Фродо! Настоящих эльфов! Они же сейчас все за море уплывают, на историческую родину! Хоть поглядим на них живых. А я ведь и по ихнему размовлять могу!
И, театрально отставив лохматую ногу, Сэм прижал руку к груди и фальшиво запел:

А, Назарет, а, Кармиэль!
Ерушалаим Израэль!..

Гэндальф и Фродо многозначительно переглянулись и, не сговариваясь, дружно покрутили пальцами у висков...

СОВЕТ У ЭЛРОНДА

После довольно долгих попыток избавиться от общества Бомбадила, Хранители Кольца выбрались на Восточный тракт. Ещё в Заскочье компания Фродо пополнилась двумя молодыми хоббитами - Перегрином, и Мериадоком. Гном Фигли никак не мог запомнить их имена, называя одного Перегаром, а другого профессором Мериарти. В отместку хоббиты платили той же монетой.
По дороге они запинали ногами подвыпившего назгула. Запоздало посланный в поисках талисмана власти, тот никак не мог учуять его местонахождение. Встретившиеся ему на пути Хранители, без труда одолели ослабевшего раба Кольца и оставили его зализывать крылья в кювете.
Напрасно деревья в Древлепуще старались преградить им дорогу. Садовник Сэм, чуть что, начинал распылять свои пестициды, а Фигли красноречиво грозился пожрать молодые побеги с соевым соусом. Однако, скорость их передвижения значительно снизил Том Бомбадил, на которого отряд неожиданно наткнулся возле ручья.

Старый весельчак сидел у небольшого костра и вовсю распевал туристские песни, аккомпанируя себе на гитаре. Друзья посидели немного, подпели... И ещё немного... А когда бесконечные песни и пирушки вылились, наконец, в огромный концерт, послушать его собрались все обитатели леса, заняв при этом огромный склон холма на другом берегу ручья. Наутро Хранители осознали, что первая неделя июля уже на исходе, а путь, пройденный ими - гораздо короче спетых за это время песен.
Бомбадил долго не хотел отпускать полюбившуюся компанию, и всё норовил налить им на посошок, в результате чего друзья с шумом загремели в разрытый археологами могильник на кургане. А когда Хранители с проклятиями вытащили друг друга из-под земли и, переведя дух, подсчитали синяки да шишки, день уже клонился к концу.

В трактире "Гарцующий Пони" к компании добавился шестой член экипажа - Арагорн. Странноватый тип с повадками бродяги и имуществом в виде обломка меча. Отбив несколько попыток назвать его Аароном, тип развеял надежды Сэма о его принадлежности к Избранному Народу, после чего хоббит вбил себе в голову, что имя бродяги несёт в себе армянские корни, и то и дело пытался острить на эту тему. Остальные вообще не видели смысла брать Арагорна с собой. Зато Фигли с первого взгляда распознал в бродяге знатока боевых искусств, и хоббиты рассудили, что ещё один костолом в отряде лишним не окажется...

- Почтеннейший Фродо! Вы, кажется, задремать изволили?

Фродо подскочил на месте и обалдело заморгал, глядя по сторонам. В зале Элронда было тепло, немудрено, что его разморило. Впрочем никто не пялился на хоббита с осуждением или насмешкой. Головы собравшихся были заняты вещами поважнее. Один лишь Бильбо, отсиживавшийся в Дольне со времени своего дня рожденья, мирно дрых в углу.
- Итак, - продолжил Элронд, - поскольку господин Бэггинс младший немного э-э... отвлёкся, я коротко повторю последние решения.
Как предложил нам почтенный Гэндальф, Кольцо следует как можно быстрее вынести в Мордор и бросить в жерло вулкана. Магия кипящей лавы сольётся с затухающим в Кольце волшебством и, расплавив талисман, удесятерит свои силы. Колдовство Саурона нынче тоже не на высоте, поэтому особых препятствий он учинить не должен. Но если уж Кольцо попадёт в лапы Тьмы, то расстаться с ним она уже не сможет и будет хранить его до тех пор, пока магия не выветрится изо всего Средиземья. А это значит, что все народы, за исключением людей, ждёт неизбежное вымирание.
- А как же сам Саурон? - спросил кто-то.
Элронд печально усмехнулся.
- Саурон самый преданный из рабов Кольца, - сказал он. - Даже осознавая свою неминуемую гибель, он будет не в силах отказаться от обладания им.

Собравшиеся в зале зашумели. Дремавший у камина Бильбо очнулся, спросил: "На чём бишь я остановился?.." и завёл тихим голосом балладу о дороге в Дублин. На него со всех сторон зашикали. Старый хоббит осёкся, осовело повёл глазами и сызнова принялся клевать носом. Тут Гэндальф поднялся во весь рост, и шум постепенно стих. Маг откашлялся.
- Итак, почтенные, - обратился он к публике, - большего словами и не скажешь. Остаётся лишь назвать имена идущих, - Гэндальф поискал кого-то глазами и продолжил, - Фиг-ли тут думать...
- Я бы попросил тебя, Гэндальф Серый, воздержаться от столь легкомысленных словечек в моём доме! - загремел Элронд, но маг лишь отмахнулся:
- Дослушай сначала, потом говори, - проворчал он. - Итак, о чём это я?.. Ага! Я говорил: Фигли, тут думать особо не надо! Бери пергамент, да записывай. Смотри только, пиши нормальными рунами, а то потом твою китайскую грамоту разбирать вспотеешь!..
Откуда ни возьмись, в руках гнома появились свиток и перо. Гэндальф одобрительно хмыкнул и принялся диктовать.


часть первая
часть вторая
тексты --
вход --
песни --
прочее --
книга --
архив mp3 --
© Александр О'Карпов