тексты к чтению
сайт александра о'карпова
вход -- песни -- прочее -- книга -- mp3




-- тексты

ЖИЗНЕННЫЕ НАБЛЮДЕНИЯ
шестая серия

Большой компанией посетили Суздаль. Долго и тщетно пытались обменять доллары - было воскресенье, и, несмотря на обилие туристических групп, ни одного обменного пункта найти не удалось. В конце концов, продавщица некоего магазина посоветовала обратиться к мужикам, торгующим возле музея матрёшками, шкатулками и прочей сувенирной дребеденью. Указанные мужики разительно отличались от своих коллег, промышляющих тем же ремеслом на Арбате в Москве. В отличие от столичных продавцов, старающихся всеми силами зазвать покупателя, суздальские коммерсанты угрюмо дымили "Беломором" и сохраняли хмурое молчание.
- Извините, а вы доллары не покупаете? - обратилась к ним моя мать.
Мужики, не выказав ни малейшей заинтересованности, переглянулись, после чего, один из них размеренно затянулся папиросиной и процедил:
- Доллары Нинка косая берёт... Но она забухала!..
Как сказано!.. Вы вслушались в романтику будней суздальского валютного рынка?..


Да и в самом Владимире, признаться, я неоднократно становился свидетелем шикарных изречений. Вижу в магазине несколько видов кетчупов. Среди них один под названием "Чиполлино". Я задаю, как мне кажется, вполне логичный вопрос:
- Простите! А кетчуп "Чиполлино", он, что - с луком?
Продавщица, на лице которой смешано подозрение с презрением, в ответ спрашивает:
- С чего вы взяли?!
...Честно признаюсь - с ответом я не нашёлся.


Другой пример. Опять же в магазине. Девушка-кассирша, разгадывая кроссворд, спрашивает парня продавца:
- Ударное оружие из шести букв!
Тот сходу отвечает:
- Булава.
Девушка с искренним изумлением переспрашивает:
- Голова???


В другом магазине. Выбираем товар, морщась от отвратительного "Русского радио". (В такие минуты мне мучительно больно за то, что я - русский...) На этот раз на волнах этого быдловского канала звучит очередная песня для дегенератов: на фоне однообразного "умца-умца-умца" постоянно повторяется фраза: "А у реки, да у реки, да у реки, гуляют девушки, гуляют мужики" ну и пара не более содержательных куплетов. И тут молодая продавщица признаётся стоящему рядом парню - то ли грузчику, то ли охраннику:
- Эх, нравится мне эта песня! Жаль только слова дурацкие... (!!!!)
То есть, судя по всему, ей нравилась "музыка"!!! Я даже ради интереса вслушался - есть ли в этой "песне" хоть пара нот. И, к своему удивлению, нашёл! Вся "мелодия", так понравившаяся бедной дурочке, имела следующую структуру: помимо уже упомянутого "умца-умца-умца", постоянное повторение двух музыкальных строк: "до-ре-ми-до-ре-до" и "соль-фа-ми-ре-до"! Для тех кто не знает - на языке музыкантов это означает: "А-по-шёл-ты-на-...й!" и, соответственно: "А-по-шёл-ты-сам!" Правда, в оригинале, вторая строка должна заканчиваться на до-диез, но будем снисходительны к автору. Знала бы только сама девочка, куда её посылают...


Дело было, опять-таки, в Суздале. Андрей Солодилов, уже упоминавшийся мною в других историях, водил нас по городу и, периодически, что-нибудь рассказывал о разных церквях и монастырях. В какой-то момент он показал на верхушку одной из колоколен и, как бы между прочим, заявил:
- А вот на этот купол я залезал!
Все с удивлением посмотрели на Андрея. Зачем ему понадобилось залезать на купол?
- Да крест надо было снять! - пояснил он.
Удивление сменилось недоумением. Я и сам поразился. Ну, конечно, мне было известно, что Солодилов связан с реставраторами. Но, чтобы выполнять такие работы!..
- Как же ты это делал? Сколько вас там было? - посыпались вопросы.
- Один я был! - словно это само собой разумелось, ответил Андрей. - Ну, страховался, понятно...
Теперь уже все глазели на него с искренним уважением. В одиночку снять здоровенный крест с высокой колокольни!.. Я не верил своим ушам.
- Андрей, - начал я, - но как ты его на землю-то спускал? Там, что - система тросов была, или как? Да и вообще, он же тяжёлый! Как ты его удержал-то?
Несколько секунд Солодилов тупо смотрел на нас. Вдруг его озарило, и покрутил пальцем у виска.
- Идиоты! - закричал он. - Я же фотограф!!!


Рекламный окрик продавщицы газет:
- "Лиза", "Комсомолка-толстушка", "Отдохни", "На диване", "Семь дней"!..


Владимирский поэт Гоша, помимо того, что пишет стихи, ещё и профессионально танцует в фольклорном ансамбле театра "Разгуляй". Как-то рассказал забавный эпизод.
Программа некоего концерта строилась следующим образом: вначале выходил ансамбль народных инструментов, потом на сцене его сменяла танцевальная группа, затем хор, и всё повторялось снова. И вот, из-за кулис появляются музыканты, и только готовятся занять место на сцене, как в зале слышится смех. Музыканты судорожно оглядывают себя и друг друга, но ничего подозрительного не находят. Ну, отыграли песню, другую... Встали, изготовились уйти - в зале снова смех! За кулисами ещё раз тщательно осматривают друг друга... Всё в порядке! Тем временем, выступают танцоры, певцы - публика принимает нормально. Второй выход музыкантов - в зале уже стоит хохот. Те ничего не понимают, кое-как отыгрывают программу, публика постепенно стихает. Едва ансамбль встаёт - зал опять начинает помирать со смеху. И всё повторяется снова. На сцене поют, танцуют - зрители молчат. Как только появляется музыкальный ансамбль - публика уже бьётся в истерике!
И лишь где-то после третьего выхода кто-то обнаружил причину необузданного веселья зрителей. Музыкант, играющий на бас-балалайке, выносил с собой на сцену стул, а после исполнения номера, забирал его обратно. Так вот. Кто-то, переодеваясь, повесил на перекладину между ножек стула свои, весьма неприглядного вида носки...


Вот ведь что всеобщая компьютеризация делает!
Летом решил навестить друзей, отдыхавших на Селигере. Добравшись до места, я с удивлением обнаружил, что островок, на котором они разместились, был весьма скромных размеров. Проще говоря, наблюдался ощутимый дефицит мест уединения. На мой вопрос об отправлении естественных надобностей, был получен оригинальный ответ:
- "Сайт" - в камышах, "сервер" - на соседнем острове!..


Рассказал приятель о каком-то своём знакомом. Поступая в институт, тот писал сочинение по роману Фадеева "Разгром". Но вот беда - случился с парнем заскок, и он никак не мог вспомнить правильное имя героя - Морозко, или Морозка?
Не придя для себя ни к какому выводу, абитуриент принял рискованное решение, воплощая которое, он пять раз упомянул в сочинении данного персонажа, окрестив его "Морозка", и пять раз - "Морозко".
После экзамена он со всех ног помчался домой, раскрыл книгу и... остолбенел!
Героя книги звали "Метелица"!..


Поздно вечером пошёл я в магазин. Заказываю продавщице пива и креветок. Та стремглав несётся в другой отдел, набирает в охапку бутылки, и, также быстро летит обратно. Выставив пиво передо мной, с той же скоростью направляется за креветками и, едва не падая, возвращается. Мне стало искренне неловко!
- Да что ж вы бегаете! - говорю. - Я не спешу, ходите себе спокойно!
И тут продавщица краснеет и жалобно признаётся:
- Я не бегаю! У нас просто пол очень скользкий!..


Леонид Каганов сообщил о своей задумке акции протеста против реформы русского языка. Услышав о рассматриваемом в Думе проекте изменить правила орфографию слов "жюри", "парашют" и т.д., с тем, чтобы писать их через "у", Лео предложил выйти на площадь под окнами Думы и развернуть плакаты с надписью: "ХЮЙ!!!"


В свободное время, Дмитрий Авилов любит посидеть инкогнито в чате на одном из дурацких сайтов, где тусуется всякая современная молодёжь, и всласть поприкалываться над недалёкими собеседниками (чаще - собеседницами).
А надо сказать, выступает он под весьма звучным старорусским псевдонимом, или как говорят в чатах - "ником". Но, чтобы не раскрывать тайн, назовём его, к примеру, Серафимием.
И вот, какая-то простушка спрашивает его (за дословность диалога не ручаюсь, но смысл сохраняю!):
- А как тебя зовут?
Дима отвечает, что-то вроде: "Зовут меня и в самом деле Серафимием!". Та продолжает:
- А сколько тебе лет?
Авилова начинает нести: "Лет мне три сотни!" Девушка интересуется:
- А где ты живёшь?
И получает ответ: "Родом я с гор Жигулёвских, с Волжских утёсов!.." Спрашивает дальше:
- А как ты выглядишь?
Тут Дима выдаёт единственный правдивый ответ: "Я стройный блондин с голубыми глазами!". И его собеседница выдаёт:
- Ну уж это ты врёшь!!!


Удивительный пример показухи, достойный традиций брежневских времён, довелось наблюдать в фирменном поезде "Оренбуржье", на которым мы, вместе с Игорем Белым, однажды возвращались в Москву. Ничего не скажешь - чистый поезд, уютное оформление. В купе - приличные шторы, коврик. И окончательно поразивший меня чайный сервиз "а-ля гжель" на столике. Традиционные стаканы заменяли фарфоровые чашки. Мало того - помимо них, стол украшали заварной чайник, сахарница и даже маленькая вазочка!
Однако каково же было наше изумление, когда через пять минут после отправления поезда, прошедшая по вагону проводница, собрала всю эту красоту и унесла прочь!!!
Спрашивается - для кого же устраивалась эта комедия?


Участником ещё одной поразительной сцены довелось мне стать в другом поезде, по дороге в Казань.
Всё началось с того, что в темноте ночного вагона я обронил контактную линзу. Обнаружить её так и не удалось, и я отходил ко сну в прескверном настроении.
Забегая вперёд, скажу, что утром линза нашлась и, впоследствии даже была мною восстановлена, несмотря то, что одним из наименее подходящих для хранения контактных линз местом, является дальний угол под нижней полкой плацкартного вагона состава "Москва - Барнаул".
Ложась спать, моя жена попросила проводника принести тёплые одеяла. Тот выполнил просьбу, но при этом, зачем-то открыл блокнот и, загадочно улыбаясь, возвестил:
- Места 25 - 26. Взяли два одеяла. Я записал!

Тут необходимо уточнить одну деталь об имени и, соответственно, внешности проводника. Звали его Кайрам Мубаракович, и выглядел он, как типичный Кайрам Мубаракович. Более того, одного взгляда брошенного на данного персонажа, было достаточно, чтобы понять: кроме, как Кайрам Мубаракович, его звать никак не могут!..
Боже упаси! Я не националист и не расист! Просто, приведённые мною уточнения необходимы для того, чтобы оценить плоды удивительного восточного менталитета, вкусить которых мне довелось той же ночью.

Одеяло я положил в ноги, рассудив, что если ночью станет холодно, в любой момент смогу натянуть его на себя. Где-то в четвёртом часу утра я действительно начал замерзать и, попытался в полусне нашарить одеяло. Не тут-то было! Смутно осознав, что у меня в ногах ничего не лежит, я заставил себя размокнуть веки и оценить ситуацию. Одеяла на полке не было. Не наблюдалось его и на полу. С трудом поднявшись, я окончательно протёр глаза и принялся осматривать окрестности. Допустим, во сне я мог сбросить одеяло в проход, и кто-то положил его на другую полку. Но все соседние места были заняты, и ни один из спящих пассажиров не укрывался двумя одеялами сразу.
Я пришёл в отчаянье! Мало мне потерянной линзы! Так ведь дотошный Кайрам Мубаракович утром придёт и скажет: "А-а! Одеяло брали, я записывал, деньги теперь давай!.."
Помимо всего прочего, мне действительно стало холодно. Погоревав минут пять, я понял, что иного выбора для меня нет и пошёл сдаваться проводнику.
Несмотря на середину ночи, Кайрам Мубаракович бодрствовал и энергично звенел ложкой в стакане с чаем. На меня он взглянул с любопытством и услужливой готовностью немедленно разрешить все проблемы. Его вопросительная улыбка сходу расстроила мои планы, и я, чувствуя себя идиотом, на всякий случай задал ему совершенно неожиданный вопрос:
- Простите, - сказал я, сам непроизвольно начиная улыбаться. - А вы случайно... Э-э... Ну... В общем... Вы моё одеяло, часом, гм... не брали?
Кайрам Мубаракович радостно закивал.
- Брал! - неожиданно выдал он.
Я настолько не был готов услыхать положительный ответ, что так и остался стоять, глупо улыбаясь и моргая. А проводник охотно пояснил:
- Одному пассажиру одеяла не хватило. Я у вас взял!
Обезоруженный столь удивительной логикой, я не смог произнести ни слова и продолжал тупо пялиться на проводника. Мысль о том, что в данном вагоне не хватает ровно одного одеяла, и сумасшедший проводник то и дело перекладывает его с одного пассажира на другое, никак не желала укладываться в голове.
- Просили ребёнка накрыть! - довольно сообщил Кайрам Мубаракович.
Я молчал. Конечно, ребёнок, это - козырь. Но почему он взял без спросу моё одеяло? То самое, которое он предварительно записал в своём регистре!
Здесь Кайрам Мубаракович заискивающе взглянул на меня и, конспиративно понизив голос, вопросил:
- А оно вам нужно, да?
Здесь меня, наконец, прорвало.
- Вообще-то холодно, да! - с издёвкой признался я.
И тут Кайрам Мубаракович совершил следующий безумный поступок. Произнеся заверяющее "Сейчас!", проводник стремительно развернулся, шагнул в вагон и... принялся стаскивать одеяло с женщины, мирно спящей на ближайшей боковой полке! Та, инстинктивно вцепившись в край одеяла, начала подниматься следом. Мною овладела такая растерянность, что я лишь смог робко пробормотать: "Что это вы с живых людей одеяла тягаете?.." А Кайрам Мубаракович, ласково глянув в безумные глаза пассажирки, успокаивающе произнёс:
- За одеялом пришли!
Окончательно меня добило то, что дама, вместо того, чтобы учинить скандал, беспрекословно выпустила край одеяла из рук и, закутавшись в пальто, отвернулась к стене. Возможно, у них был заключён некий уговор, однако, абстрактность всего происходящего лишила меня дара речи. Проводник торжественно вручил мне добычу, и я, рассудив, что в чужой бедлам со своим диагнозом не лезут, отправился спать...


Рассказал Игорь Белый:
Читали трехлетнему сыну Максиму сказку про Дюймовочку. Там в конце сюжета Дюймовочка выходит замуж за эльфа, и у нее на этой почве отрастают за спиной прозрачные крылышки. Так и на картинке в конце книжки нарисовано.
- Смотри, Максим, девочка - эльф!
Максим долго и недоверчиво разглядывает предлагаемое. Затем с презрением в голосе медленно цедит:
- Муха она, муха...


первая серия
вторая серия
третья серия
четвертая серия
пятая серия
седьмая серия
восьмая серия
девятая серия
тексты --
вход --
песни --
прочее --
книга --
архив mp3 --
© Александр О'Карпов