тексты к чтению
сайт александра о'карпова
вход -- песни -- прочее -- книга -- mp3




-- тексты

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ЯЗЫКОЗНАНИЕ
часть первая

скачать полный комплект в формате .doc - yazyk.zip (34.6 kB)

ПРЕДИСЛОВИЕ

Штирлиц мог овладеть совершенно незнакомым
ему языком за считанные минуты.
Причём, языку иногда даже руки не связывали...
O'KАРПОВ, Невысказанное.

Ходят слухи, что я способен к языкам. Не так, конечно, как полковник Исаев. Вовсе нет. Однако, должен признаться, что создавать иллюзию всезнайки не так уж и трудно. Достаточно при случае посчитать вслух до десяти по-латышски, или на чистом японском обозвать кого-нибудь дураком. Глаза девушек сразу теплеют, и если уж не найдётся в компании человека, в совершенстве знающего суахили, будьте уверены - вы останетесь в центре внимания! И кому есть дело до того, что в рижском магазине вы не сумели бы даже спросить бутылку пива, а японец с вашим произношением, со стыда давно бы сделал себе харакири...

То, что мне вряд ли доведётся стать полиглотом, я осознал на первом же уроке английского языка в начальной школе. Накануне моя мама вдолбила в меня с десяток английских слов, и я уже успел запугать бабушку своими звонкими "ес" и "ноу". Но когда в устах учительницы такое простенькое "ес" выросло до жуткого и непотребного "ЕСЫТЫЗ", я с горечью понял, что нескоро сумею проникнуть в тайны лингвистики. Позже, очевидно, вследствие какой-то нелепой случайности, я умудрился закончить языковой факультет, хотя по-английски не говорил ещё года два после этого.

Беда подобных мне людей в том, что несерьёзное отношение к жизни и постоянное стремление находить смешное во всём и всех, приводит к абсолютной невозможности заниматься научной деятельностью. Ну как я мог продолжать изучение исторической геологии после того как наткнулся на следующую фразу в учебнике: "Нижнеордовикские отложения Франко-Чешского срединного массива Альпийско-гималайской складчатой области представлены конгломератами тремадока с галькой кембрийских эффузивов"?

Тогда-то меня в первый раз и выгнали из института.
С тех пор прошло уже, страшно подумать, десять лет. С третьей попытки я зачем-то получил высшее образование, и в отличие от большинства своих однокурсников не ушёл в бизнес, не нашёл работу и не заработал денег. Вместо этого, я стал бардом, начал писать песни и всякую весёлую чепуху. Что поделать, если логическому мышлению я всегда предпочитал абстрактное? Желание смотреть на вещи под иным углом и выворачивать привычные всем понятия наизнанку стало самой характерной чертой моего восприятия мира. И палиндромы я начал писать, благодаря привычке мысленно переворачивать вверх ногами всякое услышанное слово. Я чту великих поэтов и снимаю шляпу перед серьёзными томами их сочинений, но сам при этом, не променяю сборник лимериков Эдварда Лира даже на библиотеку Ивана Грозного. Я пою иногда грустные песни, но это, чаще всего - не мои песни. "Слёзы создали поэты, это факт!" Так пусть же они создают не только слёзы! Их и так у нас хватает.

ЁЖ ПО ИМЕНИ АЛЬФРЕД

"...Мы должны определить, кто есть ху!.."
М.С.ГОРБАЧЁВ

Серьёзные лингвисты всего мира ломают свои молодые, седые и лысые головы над проблемами вполне себе научными. Конечно, языкознание для них уже является предметом, довольно забавным. Ещё бы! Не занимательно ли, копаясь в пыли рукописей, установить родство совершенно, казалось бы чуждых друг другу языков? Представьте себе восторг учёного, выявившего санскритские корни в названиях среднерусских рек, или же нашедшего ответ на вопрос: почему в отличие от сотен других народов, грузины называют папу "мама"! Но, как вы уже догадались, "занимательное языкознание", это понятие особое.

Впервые я задумался об особенностях изучения иностранных языков в институте, когда на первом курсе меня вызвали пересказывать текст. Готов я, естественно, не был, новых слов не запомнил. Поэтому я обречённо стоял у доски, надеясь на случайную подсказку. Подсказывать начала сама преподавательница.
- В конце концов, Бен потерял терпение и закричал: "Такси! Такси!" - напомнила она следующее предложение.
- At last Ben lost his... - покорно начал я и заткнулся. Как будет по-английски "терпение" я тогда не знал.
- Пейшенз! Пейшенз!.. - полетело по аудитории спасительное шипение. К сожалению, расслышал я плохо.
- Потэншенз! - вырвалось из моих уст!..
Аудитория взорвалась хохотом. Преподавательница устало посмотрела на меня.
- Нет, Саша, - вздохнула она. - Не потенцию он потерял, а терпение! К тому же, потенция по-английски будет "потенси"!..

Должно быть именно тогда, в моём сердце затеплилась надежда на то, что хотя бы какую-то выгоду удастся извлечь из скучных институтских занятий. По крайней мере, думал я, уж лингвистическими байками-то я разживусь! И, надо сказать, надеждам суждено было сбыться. Так что я продолжаю делиться с вами единственным нажитым мною капиталом. И начну опять с великого и могучего английского - того самого языка, благодаря которому я всё же научился играть на гитаре. Но, впрочем, сейчас речь не об этом.

...Тёплым весенним днём группа студентов наполняла атмосферу аудитории тихим весёлым гулом: прошло уже десять минут, а преподавательницы всё ещё не было. В открытое окно влетал искушающий черёмуховый аромат, выветривающий из голов остатки мыслей о предстоящем занятии. Да, собственно, никто уже и не думал о нём, когда вдруг раскрылась дверь, и англичанка бодро вступила в аудиторию.
- Стэнд ап, плиз! - пропела она, растягивая губы в искусственной улыбке.
Студенты растерянно смолкли. В воцарившейся тишине было слышно, как разбиваются, падающие с небес на землю, сердца. А ещё был слышен мой голос, как всегда некстати, чересчур громко констатирующий факт:
- "Стэнд ап" подкрался незаметно!..
Кто-то, не удержавшись, хрюкнул. Англичанка, не сняв улыбки, стрельнула в меня глазами, но ничего не сказала. Вместо этого она поставила на стол магнитофон и, объяснив задание, включила кассету и снова вышла. Нам предлагалось пару раз прослушать занудный текст, после чего, по возвращении преподавателя, заниматься пересказом и переводом. Запись представляла собой монолог руководителя туристической группы, инструктировавшего новичков на тему того, что нужно взять с собой в поход. Студенты, как водится, прослушали кассету лишь краем уха, за исключением Андрея Новикова, по прозвищу Эндрю, который сидел один и, скучая, поглядывал в окно. Вернувшаяся англичанка вызвала одну из студенток пересказывать текст на русском языке, и все остальные, с облегчением вздохнув, вернулись к своим подпольным занятиям. Несчастную девушку слушал внимательно один только Эндрю.
- Что касается обуви, - мучительно вспоминала студентка. - Обязательно возьмите с собой спортивные туфли...
- И БУТСЫ! - неожиданно крикнул от окна Эндрю.
Вся аудитория подпрыгнула на месте и уставилась на Эндрю.
- И бутсы! - повторил тот, ошалело глядя на нас. Англичанка вспыхнула румянцем. Я разом вспотел. С чего бы это Эндрю так нагло орать матом посреди урока!
- Он хочет сказать, что надо взять бутсы! - наконец догадался кто-то...
Сказать по правде, я даже не помню, как была выправлена ситуация...

Эндрю сам по себе личность довольно примечательная. Достаточно упомянуть о том, как, воротившись из поездки в Самарканд с группой экологов международного уровня, Эндрю жаловался, что эта скотина, сын короля Лесото, задолжал ему выигранные в карты двадцать баксов и не вернул! Но больше всего ему самому понравилось водить иноземцев по местному музею. Завидев резную деревянную вазу, он радостно оповестил делегатов, что "This vase is made of... САМШИТ!", наивно полагая, что название этого дерева звучит одинаково на всех языках. Для незнающих английский, поясню, что иностранные экологи с изумлением услыхали из уст Эндрю, что данная ваза "сделана из какого-то дерьма"!

Впрочем, с этим словом извечно происходят какие-либо недоразумения. Недавно, одна моя знакомая американка, уже шесть лет живущая в России (ну нравится ей здесь!), смеясь, рассказывала мне, как в её московской квартире случилось короткое замыкание.
- И ты представляешь, - говорила она мне по-русски, с еле заметным акцентом, - Приходит такой русский электрик. Одет так, в телогрейку, курит какой-то кошмарный табак. Походил чуть-чуть по квартире, посмотрел что-то там... Я потом узнала, что это называется "распределитель", правильно? Он показывает в него пальцем и так говорит: "Это всё щит! Понимаешь?" Я головой киваю, думаю, даже русский электрик, ругаться по-английски может. А он продолжает: "Весь этот щит менять надо!"...

Однако, для создания комичной ситуации, вовсе необязательно жонглировать бранными словами. Вполне нормальные понятия, применённые в неправильном контексте, также могут сработать с совершенно неожиданно стороны. Было дело, когда мне и моему однокурснику Антону Краузе, довелось поработать переводчиками на нефтяных месторождениях Сибири. Приходится признать, что на тот момент, наш английский оставлял желать много лучшего. Поэтому, сразу после прилёта на место работы, мы принялись усиленно зубрить длиннейшие списки профессиональных терминов, в чём, правда, не слишком преуспели. А дня через три, Антона неожиданно попросили перевести переговоры между техническим директором канадской компании и русским начальником месторождения. С Краузе сошло семь потов, но он всё же с честью продирался через лингвистические преграды, как вдруг, в самом конце переговоров, начальник вежливо попросил Антона:
- Сынок, ты ещё поинтересуйся, сольраствора-то у них достаточно?
Тут Антона переклинило, и вместо простенького слова "брайн", он неожиданно произнёс "брэйн", обратившись, в итоге, к оторопевшему от такой наглости, канадцу с вопросом:
- Мистер Иванов интересуется, а хватит ли у вас мозгов?..

Я тоже не преминул отличиться перед канадским начальством. А вся-то беда заключалась в моей привычке носить обручальное кольцо на среднем пальце, вместо безымянного. И в первый же день, в ответ на вопрос босса о моём семейном статусе, я не нашёл ничего лучшего, как молча вытянуть руку и продемонстрировать оттопыренный средний палец...

В другой раз я стал жертвой элементарной необразованности канадских нефтяников. Во время перекура, один из бурильщиков, прихлёбывая горячий кофе, принялся расспрашивать меня о животных, населяющих подмосковные леса. Я успел перечислить зайцев, белок, кабанов и лосей, как вдруг при слове "хеджьхог" (ёж), канадец с изумлением переспросил: "Кто-кто?" "Хеджьхог" - неуверенно повторил я, уже сомневаясь в правильности моего произношения. "Я знаю Альфреда Хичкока - американского писателя фантаста" - сказал канадец. "Да причём тут Хичкок! - взорвался я. - Хеджьхог, это животное такое, с колючками!" "А, дикобраз!" - догадался канадец. Я аж попятился от удивления. Надо же, взрослый человек никогда не слыхал о ежах! В этот момент в бытовку вошли остальные рабочие. "Эй, парни! - обратился к ним мой собеседник, - тут Алекс мне какие-то байки травит, что у них в России живёт зверь по имени... - тут он повернулся ко мне, - Как ты его назвал?" "Хеджьхог!" - прорычал я. Канадцы оторопело разинули рты и, как ученики на уроке, хором промямлили: "Альфред Хичкок? Американский писатель фантаст?"

Ноги мои подкосились, и я упал на скамейку. "Вы что, придуриваетесь? - жалобно спросил я, - Ёжик, это такой маленький зверёк с иглами на спине..." "А! - тупо заулыбались радостные канадцы, - Понимаем! Это дикобраз!" Тут уже мне стало не до смеха. "Ежи, - говорю, - Гораздо меньше, чем ваши дикобразы. И иглы у них короче. А в случае опасности, они сворачиваются в сплошной колючий шар!.." "Да ну? Иди ты!" - послышался недоверчивый голос, и прежде, чем я потерял дар речи, кто-то из буровиков подсунул мне лист бумаги, карандаш, и потребовал: "Рисуй!"

Со вздохом я принялся рисовать. Надо признаться, что до этого мне ещё ни разу не доводилось изображать ежей, поэтому, из-под моей руки машинально выходили сплошные мультипликационные персонажи с идиотическими грибочками и листиками, нацепленными на иголки. Канадцы же, обступали меня плотным кольцом и восторженно цокали языками, словно коренные жители Папуа, которым рисуют упрощённую модель санузла на космической станции "Мир".

В конце концов, время перекура вышло, и я с облегчением прервал свой спонтанный урок природоведения. Но мысль о том, что шестеро взрослых человек не имеют ни малейшего представления о ежах, не давала мне покоя. Воротившись с работы на базу, я заметил довольно большую группу американцев, толпящихся в курилке, и решил продолжить эксперимент на них. "Джентльмены! - обратился я к ним с порога, - Разрешите задать вам вопрос! Знаете ли вы, кто такой хеджьхог?" "Альфред Хичкок! Американский писатель фантаст!" - дружно ответствовали десять, разработанных гамбургерами ртов. В приступе неприличного беззвучного хохота я сложился пополам. Как вдруг один из вошедших американцев заявил: "Мне стыдно за вас, парни! Ежи, это - животные, которые водятся в Европе. Живут они под землёй, и имеют блестящий чёрный мех!"

О РЖАВЫХ ПИРОЖКАХ И КУРЯЩИХ СТИРАЛЬНЫХ МАШИНКАХ

Shake well after using!
(После употребления - встряхнуть!)
НАДПИСЬ НА СТЕНЕ МУЖСКОГО ТУАЛЕТА

Было дело, и мне самому случалось путать слова. Ещё курсе на втором института, я оправдывался в письме к своей швейцарской знакомой, что она от меня долгое время не получала писем, из-за плохой работы моего почтового отделения. Как уже многие догадались, я умудрился вместо слова "мэйл" (mail) - почта, написать "мэйл" (male) - мужской. Таким образом, милая девушка из самого сердца Европы с искренним изумлением узнала из полученного письма, что горячий российский парень давненько ей не писал вследствие неполадок в его "мужской системе"...

Тут же, кстати, вспомнился мне один персонаж, с кем я неоднократно пересекался во время работы в британской нефтяной компании на полуострове Челекен в суверенном Туркменистане. Блюститель всевозможных КЗОТов и ГОСТов, Борис Николаевич Кравченко не терпел ни малейших действий заморских коллег, шедших вразрез с его мнением. Зная с грехом пополам десяток английских слов, г-н Кравченко был свято убеждён, что любой иностранец будет гораздо лучше понимать его, ежели он будет произносить своё имя на английский манер - Boris, с ударением на первый слог. Так однажды, Борис Николаевич, низкого роста, полный и небритый, отловил в коридоре офиса самого директора фирмы. Страшно дыша на него перегаром туркменской водки и дымя в лицо директора местным "Беломором", Борис взял его за пуговицу и заявил:
- Дэвид! Ты, б... слушай меня. Лиссэн сюда, значит. Boris, Boris ...факс Ашхабад! А туморроу, завтра, то бишь, Boris факс Амстердам!..
Слава Богу, директор понял, что речь шла всего лишь о факсимильных сообщениях. Но ещё долго по компании ходила байка о сексуальном гиганте Borisе...

Другим известным персонажем, работавшим в той же фирме, был доктор Алекс, хорват по происхождению, знаменитый тем, что однажды, осмотрев ногу одного из переводчиков, заявил на ломаном английском, что "Дыс маст би типикал ...машрум!" ("Это должно быть, типичный ...гриб!") Возможно, что на хорватском слова "гриб" и "грибок", как и на русском - однокоренные, но в английском языке, эти понятия совершенно не родственны. Так что, переводчик, представив себе, как у него из-под ногтей ноги прорастают шампиньоны с подберёзовиками, чуть не помер со смеху, а доктора Алекса отныне, за глаза, называли не иначе, как "доктор Машрум"!

Случались в компании и более мелкие казусы. Как-то раз, некоего переводчика остановил араб, заведовавший прачечной, и попросил его зайти в ремонтный отдел, дабы сообщить, что одна из стиральных машин задымилась. Слегка растерявшийся переводчик, зашёл к ремонтникам и с порога заявил, что "one of the washing machines smokes!..", что, естественно, было понято иностранцами, как: "одна из стиральных машинок ...курит!". Другой переводчик, поехавший с двумя шотландцами в гости на день рожденья нашей секретарши, отличился при переводе застольной речи хозяина дома. "Чувствуйте себя как дома, - говорил пожилой дагестанец, сжимая в руке огромный кубок, - Угощайтесь и не стесняйтесь!" "Make yourselves at home, help yourselves and ...don't be ashamed!" - неожиданно брякнул переводчик, что означало: "Чувствуйте себя как дома, угощайтесь и ...пусть вам не будет стыдно!" Сам я однажды отпечатал официальное письменное напоминание Бориса о недопустимости проведения огневых работ в районе действующего газопровода, машинально переведя "огневые работы" дословно: "fireworks", то есть, как "фейерверки"! В другой раз я попросту опечатался, написав вместо "pipe" (труба) слово "pie" (пирог), в результате чего на стол начальнику лёг рапорт проверки состояния газопровода с указанием того, что "подлежат немедленной замене пирожки со слоем ржавчины более двух миллиметров".

Однако не только человеку свойственно ошибаться. Должно быть многим известна забава, в ходе которой русскоязычный текст пропускается через программу компьютерного перевода и обратно. Результаты могут оказываться самыми фантастическими. Так, тарелка может превратиться в "антенный отражатель", вилка в "У-образный штурвал", а безобидная фраза из песни про Дублин "Браток я им, иль не браток?", обернулась жутким вопросом: "Старая трещина я или не старая трещина?!" Попробуйте сами! Чего-то у вас ещё получится!..


часть первая
часть вторая
часть третья
тексты --
вход --
песни --
прочее --
книга --
архив mp3 --
© Александр О'Карпов